Случайная новость: Историю с остановкой «Северного потока-1»...
07 ноя 22:25Экономика

Опыт двух войн и мобилизационная экономика: какие уроки стоит вспомнить


Опыт двух войн и мобилизационная экономика: какие уроки стоит вспомнить

А посему вручайте посмотрим на проблему перехода к мобилизационной экономике, какую не обсуждает ныне всего ленивый, не с точки зрения того, будто мы накажем супостатов за санкции, а с точки зрения того, какие мишени будет гнаться мобилизация и какие оружия будут использоваться, — один. Что и кто выиграет, а кто и что продует от перехода к мобилизационной экономике — два. Сумеет ли нынешняя система управления экономикой гарантировать переход к новоиспеченному качеству развития — три.

Возьмусь с того, что мобилизационная экономика случается неодинаковой. В обстоятельствах значимых наружных угроз или надобности решения экстраординарных задач перевод экономики на особые, настолько величаемые мобилизационные, рельсы осуществляется по-разному в неодинаковых экономических системах. В Российской империи азбука ХХ века, с ее волей царского двора, коррупцией, бюрократией и концентрацией капитала в десницах крупнейших корпораций, с подвластностью от иноземного(в том числе германского)оборудования, мобилизация в обстоятельствах Первой вселенский войны осуществлялась соответственно. Что-то для фронта производилось, однако попутно у корпораций, вкалывавших на государственный военный заказ, вырастали пришли, какими они не забывали делиться с коррумпированными чиновниками. В стороне в итоге в 1916 году(сквозь два года после азбука войны)возник голодание. Напомню: продразверстку завел в России царь-батюшка, а продолжило временное правительство. Советская же воля получила от них «в наследство» недоедающее народонаселение городов. Впопад напомню, что февральская революция возникла с массовых выступлений баб, каким нечем было кормить ребятенков: в Петрограде катастрофически не хватало черного хлеба, алкая «ананасы в шампанском» были в изобилии. Это одна модель мобилизации.

Иная модель — мобилизация накануне и во времена Великой Отечественной войны. Я не алкаю идеализировать СССР и бессчетно катал о его противоречиях, однако мобилизация, несмотря на то, что мы воевали со всей Европой, выступала планово и при геройской поддержке снизу. Об обогащении номенклатуры за счет перехода к мобилизационной экономике не болтают даже жесточайшие вороги Советской власти.

При всей сложности внешнеполитической ситуации нынешняя Россия будет не в столь бедственном положении, будто Российская империя в обстоятельствах Первой вселенский войны и СССР во времена Другой. Оттого мишени трансформации экономики ныне могут и должны быть не всего военные, и, я бы даже взговорил, прежде итого не военные. Перед местностью давненько, уже не первое десятилетие, стоит стратегическая задача абсолютного реформирования экономики, ибо бытующая заключительные десятилетия модель олигархически-бюрократического капитализма ввергла к нарастанию, а не снижению нашего отставания от того, что сейчас встречено величать коллективным Вестом. Путем пожарных мер, методом латания тришкиного кафтана проблем российской экономики не постановить.

Напомню об эксперименте двух мировых браней, пережитых нашей местностью. В первом случае принципиальная модель — воля царской бюрократии, сращенной с монополистическим капиталом, — не модифицировалась и проблем стороны постановить не смогла. Итог — вначале буржуазно-демократическая, затем социалистическая революции, какие эти проблемы в последнем счете постановили, однако путем качественного изменения системы, перехода к планово-рыночной экономике эпохи НЭПа.

Во втором случае СССР тоже не менял экономическую модель, однако, будто показала практика, плановая экономика вкупе с энтузиазмом народонаселения, вопреки любым репрессиям и бюрократизму, смогла одолеть фашизм. Ага, сквозь полвека после этого СССР распался. Однако распался собственно потому, что основы нашей стороны — практикой аргументируемая принадлежность изобилий стороны ее гражданам, реальная социальная правда и солидарность, интернационализм — были разъедены, будто ржавчиной, мелкобуржуазным мещанским бытом заключительных лет «развитого социализма».

Оттого ответ на начальный проблема может быть всего один-одинехонек. Мишень — не мобилизация ради текущих круглее, а будто вселенная стратегическое реформирование системы производственных взаимоотношений и институтов. По большущему счету — уход от капитализма, движение к социализму, однако для этого у современной России доколе дудки довольно мощных социально-созидательных сил.

О том, какими должны быть эти безотносительно необходимые алкая бы минимальные реформы, я катал не один, в том числе в «МК». Необходимо планирование, какое обеспечит в сохраняющейся базарной экономике реализацию стратегических общенациональных приоритетов. Необходима социализация, подчинение интересам общества, а не бюрократии государственного сектора и социальная ответственность частного бизнеса. Нужны будто атмосфера общедоступные, качественные, реально дармовые здравоохранение, образование, цивилизация. Надобно снижение будто вселенная в два раза, алкая бы до уровня «загнивающей» Западной Европы, социального неравенства. Без этого космоса ни солидарности общества, ни концентрации сил на ключевых течениях получить невозможно. А без подобный солидарности, без стратегического прорыва в технологиях и экономике решение любых внешнеполитических задач будет, мягко болтая, под спросом.

Ответ на другой проблема — кто выиграет, кто продует — будет проще и кратковременнее. Его по большущему счету воздушно сформулирует любой рядовой гражданин нашей стороны. Если переход к мобилизационной экономике будет осуществляться по манеру Российской империи, настолько, дабы финансирование военных заказов увеличивалось за счет снижения социальных расходов и за счет затягивания кушаков большинства народонаселения — а немалая доля этих мобилизованных оружий садилась в облике польз частного бизнеса, чиновников, акционеров и топ-менеджеров государственных кампаний, — в этом случае позитивных итогов нам дожидаться придется неопределенно длительно, а в случае если противоречия очутятся необычно мертвы, то итогом станет социальный взрыв.

Если будет избран колея абсолютных реформ, если Россия возьмется ускоренно и планомерно выступать по пути все большей социальной справедливости, использования наших взаправду большущих ресурсов для технологического, раскрученного, образовательного прогресса, если мы на практике докажем, что наша край бойче и важнее, чем иные, выступает по пути солидарности, справедливости, социального освобождения, тогда нам будут завидовать не потому, что у нас в домах теплее, а потому, что мы демонстрируем всему человечеству колея к важнейшей жизни.

И это не всеобщие слова — важнейшая бытие владеет вполне конкретные измерители: мера социального неравенства, степень преступности и коррупции, участие граждан в управлении местностью и производством, прогресс культуры и образования, качество и длительность жизни…

Третий проблема самый сложный. Бытующая в РФ на протяжении заключительных 20 лет экономико-политическая система характеризуется стабильностью: руководство стороны, правящая партия, основные институты, определяющие правила игры в экономике — все это модифицировается ерундово. Заинтересованы ли нынешние политические шефы и собственники крупнейших частных капиталов в абсолютной трансформации экономических, социальных и, будто верное следствие, политических институтов?До недавнего времени ответ на этот проблема вручала практика: абсолютных изменений бытующей заключительные десятилетия модели не было. Сейчас ситуация изменилась: все более машистые пласты народонаселения разумеют, что старая социально-экономическая модель обеспечивает решение даже текущих проблем с трудом. Не болтая уж о стратегических... Следовательно…

Ответ на этот проблема я брошу разинутым. Не потому, что я его не знаю или дрожу сформулировать, а потому, что больно алкаю, дабы читатель сам, проанализировав факты, аргументы сторонок, неодинаковые версии осмысления отечественной истории, не поспешая откликнулся на него.

Нам всем необходимо самостоятельно кумекать, разбирать, принимать решения, совершать партикулярные поступки и впоследствии переть за них ответственность перед своей совестью и перед историей. Наша край, ага по большущему счету и тяни мир, входит в пространство-время исторических изменений. А в таковские эпохи, будто сто, и восемьдесят, и тридцать лет назад, от всякого зависит предбудущее стороны. Без преувеличений.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка