Случайная новость: Путин присвоил имя Зиничева Университету...
15 янв 16:45Политика

«Купировать зло»: что известно об ужесточении российских законов о соцсетях


«Купировать зло»: что известно об ужесточении российских законов о соцсетях

10 января 2022 года на сессии Совета ОДКБ президент Путин, болтая о событиях в Казахстане, кинул камень в огород соцсетей: там, по его словам, выступала и выступает вербовка в террористические ячейки. А пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в тот же девай произнес ту самую фразу про то, что в соцсетях и добросердечно жрать, и жестоко, и жестоко «надо купировать».  

Будто мы знаем, в Казахстане во времена изощренной фазы кризиса жестоко купировали радикальными способами - отключением мобильного Интернета и блокировкой мессенджеров и соцсетей.

Луковица думского Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн(«ЕР»)в тары-бары-раста-баре с «МК» заявил, что «ситуация в Казахстане наглядно демонстрирует воздействие интернета, цифровой сферы на современное общество», и держава вообще и парламент в частности должны «создать таковскую законодательную базу, какая будет ограждать наших граждан от рисков цифровой сферы, оставляя при этом все возможности».

По словам г-на Хинштейна, «в раскачивании ситуации в Казахстане огромную роль сразились фейки». «Мотивирующие» вбросы образовывали ощущение, что позицию митингующих поддерживает большинство граждан и их победа неминуема. В Сети распространялась информация, что все кредиты будут сдуты после революции. Также публиковались извещения, что силовики массово сдают оружие и переходят на палестину митингующих. Классический фейк, образовывающий впечатление, что амба орудующей власти задушевен – вброс о том, что президент покинул сторону. Извещения о том, что Токаев с семьёй эвакуировался, взялись в начальный же девай беспокойств. Однако Токаев никуда не улетал и вносил регулярные видеообращения из своей резиденции»,- болтает депутат. Фейки, по его словам - «очевидное зло», и изображают проблемой, коей озабочены сейчас правительства большинства мировых содержав.

Нужны ли для активизации этой борьбы в России новоиспеченные законы?Г-н Хинштейн почитает российский эксперимент «во многом примером» для иных местностей. В 2019 году в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», а также в закон «О СМИ» привнесли «антифейковые» изменения, а за распространение в СМИ и Интернете «заведомо недостоверной коллективно значимой информации под обликом достоверных сообщений» завели административную ответственность, предусмотрев и возможность блокировки по решению Роскомнадзора самих интернет-ресурсов, не желающих информацию, признанную волями фейковой, удалять. Когда возникла эпидемия коронавируса, весной 2020 года административная ответственность была дополнена уголовной.

В Уголовном кодексе тогда и истина взялись две новоиспеченные статьи. Одна обещается штраф в 300-700 тысяч рублей, а то и до 3 лет лишения воли за публичное распространение заведомо ложной информации о происходящем во времена природных или техногенных аварий, эпидемий, стихийных бедствий и о мерах, принимаемых волями по войне с ними. За то же самое, однако повлекшее тяжкие последствия, иная статья УК взводит размер штрафа до бессчетно 2 млн.рублей и увеличивает срок вероятного лишения воли до 5 лет… «Публичным распространением», грозящимся наказанием, в России, будто знаменито, почитается и репост тоже. Или размещение в разинутом доступе информации, с коей ознакомилось два-три человека…

Г-н Хинштейн величает войну с фейками «краеугольным камнем в мире цифровой информации и возвышенных скоростей передачи данных». Многое, почитает он, зависит тут и от самих интернет-площадок. В России в 2020 года орудует закон о саморегулировании соцсетей, какие ныне сами должны выявлять и удалять противоправный контент. Однако, констатирует луковица комитета, «к сожалению, интернет-компании не век глядят к этому спросу с должным вниманием. Претензии регуляторов гуще возникают к иноземным соцсетям», и московские суды за регулярное неудаление запрещённой информации взялись определять солидные оборотные штрафы. Два знаменитых образца гроба былого года - оборотный штраф Google LLC в размере 7,221 млрд руб. и Meta Platforms Inc.(до недавнего времени — Facebook Inc.)в размере 1,99 млрд руб. Братии эти штрафы собираются оспаривать.

При этом, уверяет г-н Хинштейн, «для нас не изображает приоритетной политика санкций, мы век выступаем за конструктивный диалог». Наладить этот диалог и поддержать в войне с фейками в том числе позволит открытие официальных представительств иноземных ИТ-гигантов на территории Российской Федерации, полагает он. Встреченный летом былого года т.н. закон «о приземлении» обязывал отворить полноценные представительства в России уже к 1 января 2022 года. О готовности выполнить это заявка заявила лишь одна соцсеть - сингапурская Likee, какая позволяет образовывать и размещать краткие музыкальные видео с неодинакового рода эффектами и употребляет больно большенный популярностью у ребятенков и подростков. Офис готовится к открытию, доложили в братии 14 января, на сайте приложения размещена электронная конфигурация для общения с гражданами и организациями, в стадии регистрации и индивидуальный кабинет братии на сайте Роскомнадзора. В тот же девай стало знаменито, что подобный гигант, будто Apple, тоже потихоньку азбука «приземляться»: индивидуальный кабинет братии уже зарегистрирован на сайте РКН. 

Крайняя мера, предусмотренная российскими законами за неисполнение соцсетями требований об удалении запрещенного или фейкового контента, или за неисполнение требований о «приземлении» в России - замедление трафика и блокировка.

Если ещё вспомянуть, что фейковую информацию в России можно удалять оперативно, во внесудебном распорядке по решению Генпрокурора или его заместителей… Получается, что законов, какие позволяют регулировать и контролировать соцсети, биться с фейками, в нашей стороне уже вполне себе достаточное численность. Однако как эффективно они вкалывают - иной проблема.

Останавливает ли людей от распространения временами взаправду вредоносной и чреватой опасными последствиями заведомо недостоверной информации угроза административного или уголовного штрафа, а то и лишения воли?

Ведущий юрист проекта «РосКомСвобода» Саркис Дарбинян обратил внимание «МК» на то, что «статьи об уголовной и административной ответственности за распространение фейковой информации столь похожи, что нелегко взговорить, где заканчивается административный состав, и начинается уголовный - всё козыряет на откуп правоохранительным органам, а практика такова, что два слова в соцсетях могут рассматриваться будто распространение фейковой информации». Эксперт почитает, что в наших законах излишне бессчетно норм отдано штрафам, уголовным срокам и блокировкам в Интернете, однако «слишком капля понимания, будто на практике эти нормы верно применять».

Фейковая информация, напоминает он, это таковая информация, какая заведомо не достоверна, и человек, какой её разносит, знает, что это вранье. «От фейка надобно отличать субъективное взгляд или предложение, какое временами может не отвечать фактическим обстоятельствам, и больно величаво, дабы людей за это не наказывали, потому что все-таки лево на волю воззрения защищается российской Конституцией и Европейской Конвенцией по правам человека», болтает г-н Дарбинян. По его словам, основная тема административных и уголовных девал за распространение фейков в Интернете сейчас - это эпидемия коронавируса и вакцинация. «Жрать таковские девала, где человек подвергал сомнению численность загнувшихся в регионе или колебался в достаточном числе вакцин»,- доложил он.

Г-н Дарбинян почитает, что с фейками надобно биться иными способами - примерно, финансируя факт-чекинговые агентства(они испытывают достоверность информации)и конструктивно взаимодействуя с самими интернет-платформами.

Защитник Станислав Селезнев, старший партнер проекта «Сетевые Свободы», рассказал «МК», что поначалу вдохновившие правоохранителей антифейковые статьи КоАП и УК применяются сейчас будет жидко. «В 2021 году вал девал о фейках схлынула, вместо двух сотен - чета десятков административных девал, и вместо трех десятков - итого одно знаменитое уголовное дело»,- доложил он.

Официальная статистика Судебного департамента Верховного суда болтает о том же: в 2020 году за фейки, не повлекшие тяжких последствий, в стороне осудили 5 человек, а в первом полугодии 2021 года - троих. По той статье УК, что написана для распространителей ложной информации, повлекшее тяжкие последствия, доколе дудки ни одного осужденного.

С поддержкой неодинакового рода карательных мер и блокировок распространение фейков не застопорить, согласен г-н Селезнев: «единственный выход - беспрерывная своевременная выдача волями абсолютной и достоверной информации. Мол, ага протестующие подпалили административное дом, однако полиция в городе, вкалывает. Застопорено столько-то… А блокировка - это паническая реакция, она будит лишь негатив — боязнь или злобу в подвластности от настроения». «У нас же власти занимают патерналистскую позицию, то жрать затушевывают или вовсе замалчивают негатив и выдвигают позитив. Дудки такового, дабы шеф полиции вышел к журналистам и взговорил: мол, ага, мы обмишурились, застопорили не того, виновных накажем. Или губернатор отчитался перед гражданами - мол, госпрограмму по переселению молодых фамилий мы в этом году завалили, потому лишаем премии министра строительства…», - констатирует эксперт. 
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка