Случайная новость: Хет-трик Полоза помог "Ростову" разгромить...
 
Календарь публикаций
«    Июль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
28 июл 00:11Экономика

"Лапша на ушах" и модные бренды: из покупателей делают лохов


"Лапша на ушах" и модные бренды: из покупателей делают лохов

Не все, безусловно. Жрать те, кто будет в состоянии нищеты. В РФ это более 20% народонаселения — те, кто получает доход на уровне прожиточного космоса или чуть возвышеннее(12–15 тыс. рублей в месяц). Им не до зависти: им надобно гарантировать плотское выживание семьи или алкая бы самих себя. Жрать еще 30% тех, кто получает менее 30–35 тыс. рублей в месяц. Перед ними непосредственная угроза страданий от голода и холода не стоит, однако дабы приемлемо жительствовать, надобно корпеть там, где жрать труд, и дробно на 1,5 или 2 ставки.

Однако для будто вселенная половины россиян уже может стоять проблема: а для чего мне надобно вяще денег?И вообще — это ли мне надобно?В нашей стороне этот проблема до сих пор животрепещущ, алкая с всяким годом его значимость все вяще сходит на дудки, и на начальный план сходит якобы очевидная, вряд ли не натуральная мишень — покупать. И не попросту абы что, а бренды. А впоследствии вяще — не попросту покупать бренды, однако еще и быть в тренде. А в отдаленной перспективе «идеал» — самому стать брендом. Настолько?

В связи с этим расскажу историю из собственной практики. Декламирую лекцию продвинутым студентам-старшекурсникам, предбудущим экономистам, юристам и финансистам об иерархии надобностей человека. Студенты уже бессчетно чего знают и напоминают мне о пирамиде Маслоу, в соответствии с коей люду надобно вначале насытить желудок, а уже впоследствии он возьмется кумекать о еде душевной. Я уже давненько критикую эту догму, однако разумею, что повествовать о своих сомнениях представителям поколения Z — глупо. Задаю провокационный проблема: а чего бы вы сейчас алкали?Грядущий мажор не задумываясь запускает: «Роллс-Ройс». Я будто бы подыгрываю: «серебристо-голубой, и вы — за рулем». Поддавшийся на провокацию парень отвечает: ага. «И все разумеют, что вы шофер»… Студенты заливаются. Парень, уже заведенный, тут же кидается в баталия: «Давай безусловно же, я засяду на заднее сиденье»… — «И будете ехать по Рублевке к себе в офис на Моховую, ага?» — опять подыгрываю я. Он, ощущая подвох, однако не разумея, в чем, опять попадается на удочку и уже несколько более задумчиво отвечает: ага. Я продолжаю: «И стоите в пробке, ибо поутру Рублевку бессмертно перекрывают для оч-ч-чень большущего начальства, и грезите сходить в туалет, какого, будто знаменито, даже в «Роллс-Ройсе» дудки, а мимо едут в электричке люд, у каких эта проблема не стоит, ибо там туалет есть»… Все опять заливаются, а бесповоротно обозлившийся студент презрительно запускает: «Вы устарели и не разумеете, «Роллс» — это бренд. Точка!»

Я продул. Продул, ибо все знают, что бренд — это круто, а электричка — для лузеров. Настолько чем же ценен бренд?

Безусловно, «Роллс-Ройс» мощнее и комфортабельнее, чем малолитражка, однако не в сто же один(а разница в цене собственно таковая). К тому же мне бессчетно один доводилось ездить в крохотных европейских «Пежо» или «Фольксвагенах», и на автострадах мы не один обгоняли «Мерседесы», на каких в Европе передвигаются всегдашне пожилые люд, ага и вообще там все блюдут правила и вяще 130 не разгоняются, а любая европейская машина без проблем содержит на шоссе 150 км в час.

С машинами еще ладно. Однако жрать же скромненькое платьице от «…ель», или костюм от «…осс», или дамская сумочка из обыкновенной синтетики за 220 тысяч рублей от «…тон»(не буду величать фирмы, дабы не ладить им избыточную рекламу), какие стоят в десятки, а то и сотни один дороже утилитарны аккуратно таковских же штук, однако без «правильной» этикетки.

Зачем же это все происходит?Ага, в «брендовых» товарах в большинстве случаев жрать некая толика более возвышенного качества, однако затраты на создание более качественного товара в цене бренда составляют меньшую доля. Большущую доля составляет другое — затраты на производство… дудки, не вещи — знака.

Девало в том, что нынешний покупатель чем отдаленнее, тем вяще влечется взять не предмет, а знак, указывающий на якобы престижность данной вещи: не невзначай покупка платья начинается с заглядывания на подкладку: а что там на этикетке пришито?В Москве на Патриках еще недавно стояли длиннющие очередности, дабы в брендовом бутике взять бумажный стаканчик с кофе, на каком написано звание фирмы, а впоследствии с этим стаканчиком сфоткаться на фоне бутика, выламываясь и настолько, и эдак, дабы напоминать на находящуюся в тренде модель…

Это не мое открытие: об этом несколько десятилетий назад Жаном Бодрийяром написана достопримечательная книжка «К критике политэкономии знака». Однако вот что сделали уже мы с коллегой Андреем Колгановым: показали натуру стоимости и потребительной стоимости такового специфического товара, будто «знак». Более того, опираясь на работы наших предшественников, мы показали, что это — товар-симулякр(напомню: симулякр в постмодернизме — знак, за каким не стоит значимое). Это будто в случае симулирования немочи: повесили градусник в чай, показали доктору — вот вам и недужный. Знак — температура 40 на градуснике — жрать. Значимого — больного с температурой сорок — дудки.

Основное слагаемое цены такового товара-симулякра — труд по навешиванию лапши на уши потребителю. Если несколько железнее — деятельность по манипулированию потребителем с мишенью более или менее враждебного навязывания спроса вначале на товар со знаком фирмы, а впоследствии и вообще на знак в безукоризненном облике.

Основа этого — новоиспеченное качество базара. Первоначально базар был системой, где тон задает покупатель. Он предъявляет спрос, а производитель должен угадать этот спрос и ублаготворить его. Настолько было. Впоследствии спрос стали исследовать. А тогда, когда производители из сотен и тысяч неглуб/оких фирм обернулись в десяток-другой крупнейших корпораций, под контролем каких вкалывает армия представителей малого и посредственного бизнеса, тогда ситуация кардинально изменилась. Ныне по преимуществу не производитель приспосабливается к спросу, а потребитель алкает то, что выгодно производителю, что им всучено. И ныне мы все знаем, что для того дабы окунуться в атмосферу рождественского праздника(помните рекламу: «Праздник к нам приходит, праздник…», какую все каналы мира крутят под Новейший год?), надо… попросту дербалызнуть легкий раствор ортофосфорной кислоты с добавлением жженого сахара и кое-каких иных ингредиентов.

Вот эта деятельность маркетологов и пиарщиков по навязыванию надобности в том, что вам не надобно или вредоносно, а если и надобно, то отнюдь не за таковскую бешеную цену и не беспременно собственно этой фирмы, по сути и становится, во-первых, величественнейшим слагаемым себестоимости товара, а во-вторых, позволяет получать огромную сверхприбыль за счет монопольно-высокой цены. А мы, будто лохи, ведемся на это…

И добросердечно бы на это велся всего покупатель. Ведущие специалисты в области искусства, науки, технологий — художники, программисты, социологи, психологи, дизайнеры и даже математики — с завидной активностью влекутся влететь в маркетинговые и пиар-отделы ведущих фирм.

Соответственно, потребительная стоимость товара-симулякра — это не способность вещи ублаготворить ту или другую надобность, а способность знака «удовлетворять» всученную нам симулятивную, реально не бытующую надобность в том, чего на самом деле дудки.

Нарочито подчеркну еще один: у себестоимости бренда жрать два слагаемых: затраты на производство вещи более возвышенного качества и затраты на «навешивание лапши»(манипулятивное формирование у миллионов симулятивных надобностей — надобностей в том, что оч-ч-ч-ень выгодно корпорациям, а людам не надобно, а если и надобно, то по абсолютно иной цене). Собственно вторая доля и отличает бренд от «просто» более качественного товара.

Однако это еще не все. Ныне глобальный корпоративный капитал пошел отдаленнее: в бренды превращают людей, найденный образ жизни, поведения, сформированные корпорациями симулятивные ценности и нравственные нормы. Один-одинехонек из образцов человека-бренда — это утилитарны все, что становится объектом производства и торговли в рамках фан-экономики. Знаками-вещами(людьми-брендами)становятся «звезды» шоу-бизнеса, профессиональные спортсмены, политики, даже ученые. Доля из них — симулякры на 90%, будто, выговорим, другие поп-певцы, заливающиеся под фонограмму. Вроде бы будто взаправдашние, однако суть девала от этого не меняется…

Более того, объектом все более выгодного производства становится… брех. Возникает экономика фейков, в коей производится, перебрасывается, распределяется и потребляется… вранье. И все это становится одним из наиболее престижных обликов бизнеса.

Впрочем, любой бренд — это в найденной мере фейк. Не забывайте об этом, впадая грезам когда стать тем, кто сможет подъехать на машине-симулякре к бутику для того, дабы взять шмотку-симулякр и доказать всем облегающим: «Я — лох!Я — легитимное дитя фейков. Я — покорный невольник корпораций и горжусь этим!»
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка