Случайная новость: Губернатор: в больницах Подмосковья более 40%...
08 апр 00:14Экономика

Экономист Миркин предостерег от покупки новых квартир


Экономист Миркин предостерег от покупки новых квартир

— Если взять динамику заключительных двух-трех недель, то курс российской валюты стабильно бросался. В половине марта доллар стоил менее 73, а ныне — уже 77 рублей. С чем это связано и как заволочется нынешний этап ослабления целкового?

— Всегдашне волатильность целкового обусловлена динамикой стоимостей на нефть и движением курса доллара к евро. Соответственно, когда доллар обостряется к евро, рублевка вянет, и навыворот. Оттого тут ничего новоиспеченного не происходит. Если отслеживать курс в краткий интервал времени, все прогнозы крайне условны. Это будто с футбольным мячом, каким владеют самые неодинаковые игроки и какой в любой момент может очутиться в любой точке поля, а сквозь миг переменит дислокацию. Ожидать, что он надолго зайдется на бровке, или у чьих-то ворот, или в фокусе поля, глупо. Рублевка — сырьевая валюта, или, будто болтают финансисты, волатильная. Света в гробе этого тоннеля я не видаю.

— Какие риски для целкового в взаправдашнее времена наиболее нешуточны?

— Кроме цены на нефть на динамику курса больно велико орудует поведение иноземных спекулятивных инвесторов. Их бессчетно во всех сегментах отечественного финансового базара, они деятельно вкладываются в акции, им относится четверть облигаций федерального займа(ОФЗ), алкая еще недавно было свыше 30%. И вот когда нерезиденты видают, что валюты иных развивающихся местностей — аргентинский песо, бразильский реал или турецкая лира — вянут, они самодействующи выносят это свое видение на рублевка. И тут же начинают вылезать из него, вкладываться в доллары и евро. Это классическая реакция. Соответственно, курс целкового тоже снижается. К числу наиболее значимых рисков я бы также отнес санкционные ожидания. Припомните: весной 2018 года из-за обнародованного США новоиспеченного раунда санкций рублевка одномоментно упал по взаимоотношению к доллару на 10–12%. Если геополитическая напряженность будет нарастать, этот сценарий вполне реален и ныне. Для этого довольно, дабы администрация Байдена обнародовала о вступлении системных ограничительных мер — примерно, заказа для американских бражек на инвестирование в госдолг России(ОФЗ). Либо же Вашингтон выполнит угрозу, связанную с отключением российских банков от расчетной системы SWIFT. Увы, однако финансовая система нашей стороны уже лет тридцать пребывает в этом опасном состоянии, словно на машистой реке в стадия вешнего ледохода: ворочая рублевыми и валютными активами, ей доводится беспрерывно сигать со льдины на льдину, дабы не свалиться в воду.

Яков Миркин.
Фото: Наталья Мущинкина
— 2020 год очутился форс-мажорным для мира и России. Можно ли находить, что для финансового базара нынешняя ситуация в круглом безмятежнее прошлогодней?

— Этого никто не знает. Кто мог предположить еще недавно, что какой-то танкер перегородит Суэцкий канал и в итоге цены на нефть будут повышаться?Мир будет в новоиспеченной реальности. Бытующие с азбука 60-х годов интернациональные базы настоящих фиксируют массу всевозможных аварий и бедствий — климатических, техногенных, эпидемиологических. И таковских глобальных ЧП, в том числе внутри России, становится вяще с всяким годом. К ним глядят и финансовые шоки, подобные тем, что приключились в 1998-м, 2008–2009-м, 2014-м и 2020-м. Впопад, в былом году курс целкового девальвировался не в итоге пандемии, а из-за неожиданного обрушения нефтяных стоимостей. А это — финансы, это цены товарных деривативов в Чикаго, Нью-Йорке, Лондоне. Нынешняя ситуация также таит в себе очевидные угрозы для отечественной валюты, среди каких — перегретость базара акций США и нарастание объемов государственных долгов, прежде итого в еврозоне.

— Проблема от читательницы «МК»: «Я пенсионерка и за всю бытие скопила благопристойное состояние. Однако дрожу, что повторится история 90-х годов с грабительской денежной реформой. Посоветуйте, во что вложиться люду, какой ахово кумекает в финансовых спросах. Может, взять драгоценности или квартиру?»

— В случае с драгоценностями, золотом, антиквариатом возникают огромные риски хранения. Кроме того, в минуты роковые, когда взаправдашний кризис — нищета, не дай господь брань, голодание, — эти вещи визгливо снижаются в цене. Что дотрагивается квартиры, надобно разуметь, о какой собственно сумме сбережений выступает выговор и в каком городе вы жительствуете. В России люд стягиваются в Москву, Санкт-Петербург и иные города-миллионники. А для безотносительного большинства посредственных и малых поселений характерна настолько величаемая человечья опустыненность. И покупка недвижимости в таковом месте — неприкрыто не самое важнейшее решение. Однако и со столицей надобно быть бережливой: квартиры тут переоценены. Если уж покупать, то на вторичном базаре и с прицелом на дальнейшую сдачу в аренду или перепродажу. Важнее итого — однокомнатную или двухкомнатную, таковскую воздушнее загнать. Будто вариант — заведите аграрный участок, ветхую дачу. Впопад, спрос на это во времена пандемии велико вымахал, поскольку люд осознали всю ценность альтернативного житейского пространства, возможности что-то сделать на своей земле.

— Наш читатель спрашивает: «У меня жрать безвозбранная сумма в 120 тысяч рублей. Будто мне ею ныне велеть, дабы получить доход?Возложить на депозит в банк, выменять на доллары, бросить дома «под подушкой», взять акции, ценные бумаги?»

— Эти гроши важнее поделить на две равновесные части: одну половину выменять на наличную валюту(какую бросить дома), иную возложить на рублевый депозит в банке. При этом век надобно помнить о риске настолько величаемой дедолларизации, ведь держава вполне может завести воспрещение на хождение наличных долларов и евро. Однако в случае девальвации целкового валютная доля избавит вас, компенсирует утраты. Жрать еще вариант: отворить в банке два счета — рублевый и валютный, на каком будут почитай нулевые проценты. Однако к наличной валюте держава глядит гораздо аховее, чем к безналичной, и в этом плюс такового счета.

— Осужден ли рублевка на дальнейшее обесценивание в долгосрочной перспективе?

— Экономика России изображает развивающейся, экспортно-импортной, с басистыми темпами роста. Она крайне бедствует в усилении и модернизации. В этом своем состоянии она угнетающе орудует на рублевка. Российская валюта будет в тренде ослабления, и, будто демонстрирует эксперимент заключительных 25 лет, это единый прогноз, какой сбывается век, с безжалостной неизбежностью. Причем процесс деградации выступает не мягко, а некими взрывами, порциями. То жрать на каком-то этапе рублевка стабилизируется, мы успокаиваемся и сокращаем вложения в иноземной валюте. А впоследствии — один, и рублевка визгливо бросается. Вот ныне он пребывает в интервале от 70 до 80 за доллар. Напомню также о таковом ключевом факторе, будто инфляция. Когда инфляционный потенциал накапливается(это происходит при уровне 4,5–5% год за годом), то в любой момент может приключиться очередная девальвация. Ныне у нас курс, условно, в 75–77 за доллар, однако сквозь какое-то времена мы непременно завидим скачок где-то за 80.

Фото: Иван Скрипалев
— На каких товарах инфляция сказывается в первую очередность — на провиантах?

— Безусловно. В соответствии с ценовой статистикой, какую Росстат врозь ведет по всякому товару, продуктовая инфляция возвышеннее совокупного официального индекса стоимостей. Причем особая история — с ввозом: будто один из-за беспрерывного ослабления целкового. Примерно, агатовый чай за заключительные десять лет подорожал вдвое. То же самое можно взговорить о говядине: она больше импортная, в отличие от свинины, курятины, яиц. Самую басистую инфляцию вручают провиант субъекта картошки, овощей, яблок, моркови, свеклы. Словом, все то, что произрастает в отечественных садах и огородах. По вывозу зерна Россия — вселенский лидер. Проблема в том, что это еще и зона регулируемых царством стоимостей. Производитель ввек не станет вкалывать себе в изъян, соответственно, качество буханки хлеба, какую вы закупите за те же гроши, будет гарантированно басистее. Фактически это скрытая инфляция. И доколе не стоит ожидать, что степень всеобщей инфляции снизиться радикально — до 1,5–2%, будто в раскрученных местностях. В России продолжается огосударствление экономики: больно бессчетно крупных структур, а пай малого и посредственного бизнеса удручающе басиста. Отсутствие конкурентной сферы давит на цены.

— В остатнее времена выступает бессчетно тары-бары-раста-баров о том, что рублевка «отвязался» от нефти и ныне на него гораздо вяще действуют иные факторы — к образцу, геополитические факторы, угроза санкций. Это взаправду настолько?

— Дудки, не «отвязался». Курсы российской валюты, доллара, евро, нефтяные котировки продолжают передвигаться параллельно. Эту картину, нарушаемую всего разовыми колебаниями, мы созерцаем годами, она безотносительно не изменилась. К слову, стоимость нефти тоже подвержена инфляции, мы не можем назначить год, когда она перестанет вырастать. Неужели что не возникнет очередная технологическая революция, и углеводороды не смотаются массово из потребления. Однако вряд ли это приключится прежде 2030 года.

— Читатель «МК» интересуется: «В гробе апреля собираюсь в отпуск в Англию. Когда важнее менять валюту — напрямик сейчас или, выговорим, в девай поездки?

— Не надобно ворожить на кофейной непроницаемее. С возвышенной долей вероятности рублевка в апреле будет быть в коридоре 73–78 за доллар и 101–108 за фунт стерлингов. Для вас это машистый диапазон. Еще один повторю, дудки ничего более нестабильного, чем курс целкового. Ввергну образец. 5 марта 2020 года за один-одинехонек фунт стерлингов вы должны были отдать 84,5 целкового, а сквозь неделю, 11 марта, — уже 94 целкового. А вы вообще, впопад болтая, можете не менять валюту или поменять ее абсолютно капельку, бросить гроши на рублевых картах. Или же карту отворить в фунтах и, соответственно, оплачивать с нее свои затраты. Все это доколе орудует в Великобритании.

— Наша читательница задается концептуальным спросом: «Моя внучка переехала жительствовать в Америку, где устроилась на работу простым педагогом. Однако там зарплаты гораздо возвышеннее, чем у нас. Будто России выйти на подобный степень?»

— США — раскрученная экономика, и степень производительности труда там безотносительно другой. Жрать простые индикаторы, в каких это измеряется, — примерно, в ВВП на давлю народонаселения по номиналу, в долларах. По настоящим МВФ за 2020 год, в США это $63 тысячи, в России — близ $10 тысяч. А если взять ВВП на давлю народонаселения по паритету покупательной способности, то в Америке это те же $63 тысячи, у нас — $27 тысяч. С точки зрения глобальной экономики Россия остается сырьевой местностью, по сути, огромным старательским станом. С наружным миром мы перебрасываемся почитай недюжинно сырьем, а импортируем в основном оборудование, технологии, запчасти, провиант питания. По этой модели Россия взаимодействует с основными партнерами — ЕС и Китаем. Если даже, по официальной статистике, наша край выделывает один-одинехонек пиджак на семь человек, если у нас 80–85% обуви в магазинах — зарубежные, если в сельском хозяйстве или фармацевтике мы критически подвластен от первичных импортных ингредиентов, то, соответственно, у нас и доходы народонаселения не могут быть возвышенными по причине неразвитости экономики. Плюс бизнес перегружен налогами, возвышенными регулятивными и коррупционными издержками. По итогам в 2020 года Россия заняла 129-е пункт в интернациональном Индексе восприятия коррупции, тогда будто США — 25-е.

— В заточение также проблема от читателя «МК»: «Я рядовой частный предприниматель, еле пережил пандемию. Сейчас держава отменяет утилитарны все меры поддержки. Зачем оно не алкает помогать таковским, будто я?»

— Отечественная экономика — сверхцентрализованная, с беспрерывным ростом доли государственного сектора. И она руководится не стимулами, а, пребывая в рабски-подчиненном состоянии, орудует с оглядкой на всевозможные кары. Примерно, Минфин — скорее фискальный орган, нежели мотивирующий. Всякий платеж в палестину бизнеса или народонаселения расценивается им будто вычет, недостача или изъян для бюджета, а не будто прок для всеобщего девала. А еще это экономика резервирования: у нас огромные, в несколько сот биллионов долларов, интернациональные резервы. Плюс вяще $100 млрд в кубышке под званием Фонд национального благосостояния. В всеобщем, держава неутомимо накапливает на агатовый девай, предпочитая не изводить «лишние» гроши на народонаселение. Граждане, малые и посредственные предприниматели беспрерывно торгуются с ним за лево получить хоть какие-то крохи с барского стола.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка