Случайная новость: Суд приговорил разместившего фото нациста на...
12 янв 21:00Политика

«Хунвейбины» Захара Прилепина потребовали от иностранных агентов «покинуть нашу страну»


«Хунвейбины» Захара Прилепина потребовали от иностранных агентов «покинуть нашу страну»

Предлогом для акции прилепинцев — лидером итого этого довольного пространного уже политического хозяйства, вводящего партию «За правду» и упомянутые «пристяжные» организации, изображает писатель-политик Захар Прилепин — стало возмущение «мемориальцев» появлением в Москве точки общепита под званием Stal`in Doner.

«Это неуважение к памяти наших соотечественников, — заявил луковица «Мемориала»(исправленное недавно законодательство обязывает нас сопроводить упоминание НКО титулом «организация, выполняющая функции иноземного агента»)Ян Рачинский. — Любому интеллигентному люду должна быть удобопонятна недопустимость таковских званий... Надлежит быть выковано всеобщее касательство к именам палачей в публичном пространстве».

Похожим образом на «сталинскую шаурму» отреагировали и многие иные наши сограждане. Вряд ли, заприметим, таковскую реакцию можно наименовать вполне адекватной. Протестовать скорее должны вздыхатели «вождя народов»: шаурма имени Сталина — очевидная десакрализация образа. Сам товарищ Сталин за это аккуратно не погладил бы по головке.

Кроме того, в стороне, где процветает обожествление усатого вождя, где многие политические партии, вводя одну парламентскую партию, напрямик величают себя наследниками девала «великого Сталина», где что ни год показывают новоиспеченные монументы вождю, величают в его честь все новоиспеченные улицы, антисталинисты могут найти куда более внушительные поводы для негодования. Возмущаться ныне в России «сталинской шаурмой» — все равновелико что порицать эротические фото в борделе.

Будто бы то ни было, грянувшая в соцсетях ураган вынудила отреагировать и воля: в Stal`in Doner заявилась полиция — шаурменная была захлопнута. По водящейся информации, от владетелей спрашивают переименовать заведение.

Прилепинцы категорически против такового произвола: «Ничего беззаконного в деятельности кафе нет». Однако претензии адресуют отчего-то не полиции и не городским волям, а недюжинно к «Мемориалу». Что ясно указывает на то, что девало тут отнюдь не в шаурме. Предлог мог быть безотносительно любым. Если в кране дудки воды, значит... Верно — дербалызнули иноземные агенты.

Впрочем, учитывая трепетное касательство лидера «заправдинцев» к семитской теме, не выведено, что когда его поборники дойдут и до более аккуратной рифмы. Доколе же прилепинцы, несмотря на амуры к шаурме, будут на вегетарианской стадии своего политического развития. Не спрашивают расстрелять «врагов народа» будто бешеных псин, а итого лишь по-хорошему выканючивают их прибраться из стороны.

Некто наверняка выговорит, что девало и вовсе не стоит выеденного яйца. Капля ли, мол, в стороне людей с маневренной психикой. Будто и политиков, не брезгующих ничем ради грошового пиара. На всякий чих не наздравствуешься. Все настолько, если рассматривать ЧП вне политического контекста, претерпевающего капитальные и весьма тревожные изменения.

Семь лет назад, когда в нашем правовом поле впервинку взялся термин «иностранный агент», воля уверяла, что этот ярлык ни коим образом не умаляет лев и воль его носителей. И продолжает уверять по сию пору, несмотря на все более железные кары для нарушителей отвечающего законодательства и все более машистый мир иноагентов.

Визит прилепинцев в «Мемориал» при всей его фарсовости знаменует новейший этап этого процесса. Впервинку в публичное пространство вброшена идея «окончательного решения иноагентского вопроса». Удобопонятно ведь, что если все они задумаются, не пора ли им покинуть нашу сторону, и встретят верное решение, спроса не будет. Будто болтал боготворимый Прилепиным и его поборниками вождь, «нет человека — дудки проблемы».

И выкладывают это не какие-то отмороженные неприкаянные маргиналы, а представители официально зарегистрированной Минюстом политической силы. Вдалеке не все политические силы, напомним, удостаиваются в России подобный чести. Лишь те, будто уверяет нас, чьи помыслы и деяния всецело отвечают законам и Конституции РФ.

К помыслам и деяниям Прилепина и Ко у чиновников не возникло никаких спросов ни год назад, в момент регистрации, ни ныне, когда под предлогом противоэпидемических мер сплошь и возле задерживают даже пикетчиков-одиночек. Между тем тут выговор выступает не попросту о пикетировании, а о том, что в найденных мирах зовется разборками. Причем акция была не спонтанной, а заблаговременно во всеуслышание обнародованной. Вполне можно было предупредить, если бы было вожделение. Однако, похоже, вожделения не было.

Ничто не новоиспеченно под луной. «Мы не можем зависеть от рутинного судопроизводства и от Уголовного кодекса, — болтал в 1966 году министр коллективной безопасности КНР Се Фучжи, наставляя сотрудников милиции. — Мне не нравится, когда люд убивают, однако если всенародные массы настолько ненавидят кого-то, что их бешенство невозможно подавить, мы не будем им мешать... Всенародная милиция должна быть на палестине хунвейбинов, соединиться с ними, сочувствовать им, информировать их».

Дудки, в нашем случае девало, к счастью, ограничилось словесным внушением. Прилепинским гвардейцам, слава Господу, вдалеке до хунвейбинов, а нынешней России — до Китая эпохи Великой цивилизованной революции. Однако «культурные» экзекуции, будто видаем, уже возникли.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка