Случайная новость: Экс-советник Саддама Хусейна преподает в...
08 ноя 20:01Экономика

Коронавирус запустил мировую эпоху беспорядка


Коронавирус запустил мировую эпоху беспорядка

От чего стоит оттолкнуться?Дабы с самого азбука соблюсти «социальную дистанцию» от коронавируса, предлагаю взяться с сегодняшней экономики. Аккуратнее, с кое-каких любопытных прогнозов. Примерно, в сентябре аналитики Deutsche Bank предсказали наступление «глобальной эпохи беспорядка». Они вязали ее прежде итого с кризисом «порядка», наименованного «глобализацией», с торговыми бранями, с экономическим противостоянием США и Китая, с новоиспеченной «холодной войной», с риском ее обращения в горячую. Тревожный прогноз. Однако если отвлекаться от важнецки узнаваемых сегодняшних «меток», неужели он ничего не напоминает?

В октябре агентство Bloomberg на основе опроса безымянных аналитиков заявило о готовящейся «революции» в вселенский экономике. По сути, прогноз тот же, что у Deutsche Bank: кризис глобализации, ослабление позиций нынешних регуляторов в мурле крупнейших центральных банков и усиление роли национальных правительств. Подобных прогнозов можно найти немало. На чем стоит прежде итого сосредоточить внимание?

Безусловно, бомбу под глобализацией подорвал коронавирус. Однако были и иные «подрывники» за заключительные годы: Брекзит, победа четыре года назад Дональда Трампа. Настолько что тренд налицо. Проблема, будто собственно его найти. Подрыв глобализации вряд ли стоит находить ее похоронами. Это неглубокий взор. Кризисы — штука универсальная, они встречаются в самых неодинаковых сферах, их наличность вовсе не означает попятное развитие, они варьируют продолжающееся движение. Основы глобализации им не пошатнуть даже президенту США, в ней вызовы современной технологии, цифровые решения, в гробе гробов Интернет. А тут свертывание, попытка национальных «самоизоляций» — очевидный всем открытый регресс, а значит, подобный прогноз вряд ли реален. Настолько что политические сдвиги не отменяют глобализации, они могут ее всего «переодеть».

Суть «эпохи беспорядка» и надвигающейся вселенский «революции» в дружком. Меняются правила игры. А аккуратнее, отменяются привычные, новоиспеченные же еще во многом не найдены. Собственно подобный подход позволяет нащупать исторические параллели.

Что таковое старый «порядок»?Неужели все замыкается на глобализацию?Проблема гораздо машистее, перестает орудовать то, что еще недавно почиталось закономерным. И это новоиспеченное, «незаконное», будящее «беспорядок», подчас непосредственно вырастает из самой современной технологии.

Самый яркий образец: криптовалюты. Доколе это еще экзотика, однако потенциал «беспорядка» в том, что эти новоиспеченные гроши — прямое нарушение эмиссионной монополии сегодняшних финансовых регуляторов, устанавливающее новоиспеченные спросы к денежному витку и к самой сути денег. Собственно оттого регуляторы кухарничают попытку перехватить инициативу и самим эмитировать электронные гроши. Однако возможности самостоятельного частного майнинга сохраняются, технологический прогресс не застопорить, настолько что проблема остается.

Это лишь один-одинехонек образец. Обобщенно же происходит «подрыв основ». Перестают орудовать законы, какие характеризуют не глобализацию, а нечто гораздо более машистое — эпоху модерна, в основе коей будто один разинутые и соблюдаемые универсальные законы. Модерн с философской точки зрения — это становление и развитие европейского рационализма, на знамени какого бессмертный гордый постулат Рене Декарта: «Я мыслю — значит, я бытую!» С точки зрения коллективного устройства это становление и развитие того общества, какое мы обвыкли величать буржуазным.

И тут я возвращаюсь к уже заданному спросу: сегодняшние кризис в экономике, угроза войны, о чем катают в Deutsche Bank, ничего не напоминают?

Эпоха модерна осведомила бессчетно кризисов. Его глобальный же кризис — это постмодерн, «конец истории» по Фрэнсису Фукуяме, «Господь умер», будто ратифицировал Фридрих Ницше, предтеча постмодерна, это кризис самого рационализма, абсолютный кризис общества.

Мир не начальный один вплоть подходит к глобальному кризису эпохи модерна. Утилитарны это и жрать вся история ХХ века. Мировые войны, революции(не всего в России, однако и в ряде местностей Европы, не в заключительную очередность «национальная революция» в Германии), постройка советского «реального социализма», Великая депрессия — все это вехи кризиса модерна. Разумею, читатель со стажем ухмыльнется, завидев параллель с иными вехами — «общего кризиса капитализма», будто их мазал «научный коммунизм», однако не стоит забывать: теории общества модерна, «индустриального» и «постиндустриального» обществ возникли в том числе будто ответ на формационную концепцию марксизма, настолько что параллель по-своему уместна.

Однако ХХ столетие завершился крахом социалистического эксперимента в СССР. Модерн устоял. И чем отдаленнее, тем отчетливее становится, что он не рухнет в одночасье, будто СССР, ростки же постмодерна(не будто течения художественных розысков в искусстве, а в реальном воплощении)уже тут. И двигателем подобной эволюции, что принципиально величаво, изображают не политики с их меняющимися зрелищами о добре и лихе, а, будто было показано на образце криптовалют, новоиспеченная технология.

Тут, впопад, пора дать слово коронавирусу. Он по-своему раскачивает ладью модерна, оставляя отпечатки не всего в медицине и в своем все расширяющемся мартирологе. Стоит вновь адресоваться к экономике, можно даже еще более сузить отыскание и вернуться на поляну денежного обращения.

Коронавирус, безусловно, мягко болтая, всем больно невпопад. Однако жрать одна сфера, какую он поддержал и раскрутил. Это завершающий довирусный вселенский экономический кризис 2008–2009 годов. Формально, вытекая букве экономических определений, он одолен задолго до пришествия коронавируса. Фактическая полотно несколько другая. Выход из кризиса гарантировал массированный вброс в мировую экономику мировых денег — долларов и евро. Однако подобные меры не ликвидировали причины, вытребовавшие кризис, а это в первую очередность длительны, «пузыри» каких в кризис «лопнули».

Грошовые гроши содействовали не всего росту экономики. «Цена» такового роста — новоиспеченные длительны. Их сервис, доколе регуляторы продолжают накачивать экономику свеженапечатанными, остающимися грошовыми деньгами, особых проблем не будит. Однако любая попытка регуляторов возвысить свои ставки и вернуться к нормальной(в соответствии с докризисными законами)денежной политике, визгливо обостряет проблему долгов, их еще вяще раздувшиеся «пузыри» готовы «лопнуть», вытребовав повторение кризиса.

При чем тут коронавирус?Он затормозил мировую экономику, а значит, вырвал регуляторы продолжать старую сверхмягкую политику денег. Соответственно, еще отдаленнее отодвинув ставшую крайне размытой перспективу нормализации денежной политики.

Что это значит?Коронавирус изрядно поспособствовал тому, что грошовые гроши — это новоиспеченная нормальность. Соответственно, меняются зрелища не всего о денежном обращении, однако и о сердцевине экономики — об экономической эффективности. Если проблема долгов надолго, если не навек(то жрать до их списания)оказывается в холодильнике, то неэффективный по всем привычным законам проект ныне становится вполне рабочим.

Суть — старые, виделось бы, примитивно незыблемые законы, оказывается, уже не вкалывают. Это и жрать визитная карточка постмодерна. Это вызов, на какой придется отвечать. И экономической науке, коей, будто и любой науке, будет тем сложнее, чем вяще возникнет ростков постмодерна, и всем нам, обретающим нормальность постмодерна.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка