Случайная новость: Поветкин проиграл титульный бой в Лондоне...
 
Календарь публикаций
«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
02 мар 17:00Экономика

Экономисты Сонин, Ениколопов, Миркин дали прогноз «на коронавирус»


Заключительные дни февраля ознаменовались капитальным падением мировых финансовых базаров. Причиной тому стала эпидемия коронавируса, оглушившая сторону — главнейший драйвер вселенский экономики: Китай. Трое крупнейших экономистов — Константин Сонин, Рубен Ениколопов и Яков Миркин, дали нам прогноз на развитие событий.
Экономисты Сонин, Ениколопов, Миркин дали прогноз «на коронавирус»

фото: AP
Китайская громадина пошатнулась, потянув за собой в пучину новоиспеченного кризиса всех других. Фондовые индексы ведущих мировых бирж — в Америке, Европе, Азии — рухнули на 10–12%. Нефть впервинку за несколько лет легла басистее $50 за баррель. Соответственно, броско просел и российский фондовый базар, плюс визгливо упал рублевка.

Однако наставшая первая неделя весны принесла надежду: нефть слегка вымахала в цене, вдогон за ней воспрял фондовый базар и укрепился рублевка. Чего дожидаться от вселенский и российской экономики отдаленнее — «переваривания» ситуации с эпидемией или сползания в полномасштабный кризис?Об этом мы поговорили с ректором Российской экономической школы Рубеном Ениколоповым, профессором Чикагского университета и НИУ ВШЭ Константином Сониным и завотделом базаров капитала ИМЭМО РАН Яковом Миркиным.

— Можно ли наименовать коронавирус тем самым «черным лебедем», какой грозится заклевать мировую и российскую экономику?Какого ущерба в глобальном плане можно ожидать от ситуации с эпидемией?

Ениколопов: «Теоретически коронавирус можно находить «черным лебедем» с той точки зрения, что, будто и все явления, глядящие к этой категории, он уже стал триггером найденной реакции на базарах.

Он спровоцировал больно капитальные трепеты. Основной вред экономике исходит собственно от этого ощущения трепета, какое ощущают люд, а также от тех мер борьбы и ограничений, какие принимаются для противодействия распространению вируса. Прямые медицинские издержки, связанные с коронавирусом, то жрать затраты на лечение больных, скорее итого, по мировым меркам будут довольно крохотными. А наиболее существенный ущерб экономике наносят ограничения, связанные с войной с вирусом, и, к сожалению, судя по новинкам заключительных дней, эффект будет больше, чем мы кумекали изначально».

Сонин: «Коронавирус и спровоцированный им экономический кризис — это вызов для вселенский экономики. Нелегко наименовать его «черным лебедем», потому что масштабные вызовы случаются периодически и их вытекает ожидать. Судя по тому, будто уже развиваются события, можно ожидать капитального — на 1% в год и вяще — снижения мирового экономического роста. В России это ввергнет к дальнейшему падению уровня жизни».

Миркин: «Коротая медицинскую аналогию, состояние экономики из-за коронавируса сравнимо с воздушной простудой: наблюдается кашель, насморк, однако температура еще не возвысилась.

Взаправду, пару дней базары бросались, однако в условном завтра базары могут отыграть назад все утраты, нехай и медлительно. Ныне мы не знаем, было ли падение фондовых базаров спекулятивным на фоне новинок о распространении вируса в Италии, и все изменится с появлением новоиспеченных известий. Или же оно стало стартером, какой даст взялось тому, что зовется цепная реакция системного риска. Надобно разуметь, что базар на негативные новости реагирует реактивно. Если пойдут важнецкие новости и будут доминировать(а они выступают из Китая — о сокращении эпидемии, о создании вакцины), то дохлые реакции сойдут на дудки. К апрелю мы можем уже не вспомянуть о коронавирусе».

— По каким местностям, секторам базара и отраслям придется основной удар коронавируса?Как капитальными будут их утраты?

Ениколопов: «Поскольку основной ущерб связан с впрыскиваемыми для борьбы с вирусом ограничениями, прежде итого, на перемещение людей, основной удар придется на те стороны, какие в величайшей мере связаны с Китаем. То жрать в первую очередность потерпят транспортная индустрия и туристический сектор, какие уже ощутили на себе гигантский удар.

Оттого не невзначай, что уже потерпели Япония и Полдневная Корея. Похоже, что к ним присоединяется Италия, алкая можно было бы ожидать, что в этом списке, скорее, очутятся Соединенные Штаты. Если болтать о иных сегментах экономики, то надобно отметить необычно живой для России сектор энергоносителей, а также ветви, в каких существенный вес в создании добавленной стоимости выступают китайские товары, образцово, производство электроники».

Сонин: «Доколе основные потерпевшие — это авиакомпании, однако уже видать, что интернациональным корпорациям, производство каких распределено по всему миру — таковским, будто Apple — придется бедственно. Замедление китайской экономики, основного потребителя вселенский нефти, ахнет по стоимостям на нефть, и, значит, по странам-производителям. Братии, выделывающие индустриальное оборудование, — следующие».

Миркин: «Мы соображаем, что базар акций США перегрет. При таковских состояниях временами довольно лишь намека, не болтая уже о капитальных рисках, для того дабы возникло падение базаров, переходящее в финансовые инфекции и шоки по всему миру. Доколе не знаменито, станет ли распространение коронавируса или сопутствующий новостной поле таковским риском. Тем более, мы соображаем, что при возрастании угрозы центральные банки местностей будут заливать финансовые базары ликвидностью, деньгами для того дабы освободить избыточные колебания на них и понизить угрозу кризиса.

Безусловно, в самом чувствительном положении Китай. Крупнейшие братии сообщают о сокращении поставок из этой «мастерской мира». Алкая и прогнозировали, что экономический рост в КНР будет выступать меньшими темпами, чем в былом(замедление темпов роста Китая важнецки видать уже с 2010 года), однако, скорее итого, они будут пересмотрены в поганейшую палестину. При этом с всяким днем может нарастать дефицит поставок, ущерб от сокращения транспортировок, утраты в туристической индустрии. Все это симптомы надвигающейся немочи, какие, по крайней мере, для Китая будут владеть вещественное смысл.

Удобопонятно, что это коснется и итого мира, обернется в замедление или падение темпов роста вселенский экономики. Доколе утраты оценивают в 0,1% из 3 с избыточным процентов роста вселенский экономики. То жрать доколе ситуация начальная. Если я оценивал в гробе былого года риск наступления кризиса в этом году в 20–25%, то сейчас вероятность возрастила до 30–35%».

— Можно ли коротать какие-то параллели между нынешним ударом(и угрозами)для глобальной экономики от коронавируса и какими-то подобными образцами из былого(эпидемии, стихийные бедствия, вооруженные конфликты)?

Ениколопов: «Сравнивать стоит, прежде итого, с иными эпидемиями, поскольку стихийные бедствия и вооруженные конфликты, будто правило, не выделывают столь мощного психологического эффекта, не будят подобный боязнь и владеют будет локальный норов. Образцово, землетрясение приводит к гибели людей и разрушениям, однако никто не начинает болеть, что в перспективе может тоже потерпеть.

Уже сейчас видать, что коронавирус владеет более большой эффект, чем вирус атипичной пневмонии в 2003 году. В то же времена развитие медицинских технологий позволяет болтать, что мы не столкнемся со столь же большими последствиями, какие вытребовала «испанка» в начале ХХ века».

Сонин: «Сравнивать необычно не с чем. Заключительная мировая пандемия — всемирная эпидемия летального гриппа — приключилась сто лет назад, в 1918 году. Мир всего взялся выправляться после вселенский войны, и многие стороны не были готовы к эпидемии. Про Россию нечего и болтать — в стороне начиналась кровоточивая партикулярная брань.

Сейчас крупнейшие мировые экономики — США и Китай — встречают эпидемию после десятилетий деятельного и миролюбивого развития. Эпидемии птичьего гриппа и Эболы, случившиеся в XX веке, были крохотнее по масштабу, чем нынешняя. Настолько что необычных параллелей нет».

— Поддается ли вообще нынешняя эпидемия какой-то корректной финансово-экономической оценке с точки зрения вероятного ущерба?Как большущ фактор неопределенности(с учетом маловразумительной длительности и масштабов эпидемии)в этой оценке?

Ениколопов: «Фактор неопределенности выступает безотносительно ключевую роль. Мы видаем, что даже в отсутствие каких-то броских новинок мировые базары вкусили больно большой крах, основной причиной какого стала собственно накопленная неопределенность. Финансовые базары — самые душещипательные к неопределенности.

Болтать же об оценке эффекта на экономический рост — излишне безвременно. Мы доколе еще не до гроба соображаем всеобщие параметры этого вируса, как большуща угроза от него, как бойко найдут вакцину. Величаво отметить, что численность кончин от коронавируса, по моим настоящим, внушительно басистее каждодневной смертности от, образцово, всегдашнего гриппа или автокатастроф. Если взирать конкретно на эти цифры, то они абсолютно не отвечают масштабам паники. Величавую роль в этом контексте выступает труд СМИ. Тем не менее жрать основания гадать, что развитие медицины позволит ограничить эффект от коронавируса для экономики и избежать поганейшего сценария».

Сонин: «Фактор неопределенности больно большущ. Во времена заключительного стадия глобализации — образцово 30 лет — был итого один-одинехонек капитальный вселенский экономический кризис, 10 лет назад. За заключительные тридцать лет китайская экономика ни разу не сталкивалась со спадом, американская — итого двукратно. Сейчас мировая экономика, вводя все три крупнейшие — США, Китай и Евросоюз — интегрирована будто ввек и, значит, спад наверняка коснется всех.

— Каковы основные угрозы происходящего для российской экономики?Способно ли развитие событий вкруг коронавируса ввергнуть нашу сторону к новоиспеченному финансовому кризису?

Ениколопов: «Эпидемия уже отражается на российской экономике сквозь торговлю и, безусловно, сквозь просадку стоимостей на нефть. Однако я больно велико колеблюсь, что коронавирус спровоцирует финансовый кризис, поскольку завоеванная в России макроэкономическая стабильность и резерв прочности — больно капитальные: это и басистый государственный долг, и возвышенные накопленные резервы, и басистая инфляция.

Тем не менее, вирус может ввергнуть к более басистым темпам роста, то жрать российская экономика, несмотря на все усилия правительства, настолько и останется в стагнации. Однако кризиса я аккуратно не ожидаю — экономических причин для него в России нет».

Сонин: «Для российской экономики основную угрозу видит вероятный спад(или большое замедление роста)в Китае — основном потребителе импортной энергии и иных природных ресурсов. С одной сторонки, российская экономика сейчас важнее готова к кризису, чем в 2008–2009 годах. С иной, даже небольшое снижение уровня жизни, в дополнение к тому, какое наблюдалось в заключительные годы, — это капитальная проблема».

Миркин: «Что дотрагивается России, то мы на все мировые экономические риски реагируем дохло. Потому что у нас спекулятивный базар, пай нерезидентов в акциях составляет 50%, столько же в деривативах, вяще 30% — в государственных ценных бумагах. Подобный наплыв спекулятивного капитала в любой момент может завернуть возвратно, и вдогон за акциями перекидываться на курс целкового по взаимоотношению к доллару, росту инфляции, появлению проблем у банков».

Между тем

Всего за заключительную биржевую неделю февраля 500 основных мировых богатеев в итоге падения базаров из-за коронавирусной паники затеряли на стоимости своих акций $444 млрд, высчитало агентство Bloomberg. Необычно злополучным для них очутился девай 24 февраля, когда их суммарные активы «похудели» разом на $139 млрд.

Величайшие утраты понесла десятка мировых лидеров среди богатеев(Безос, Арно, Гейтс, Баффет, Маск, Ортега и др.), потерявшие $83 млрд. Натурально, не избежали биржевых утрат и российские миллиардеры. По настоящим Forbes, пятерка лидеров российского рейтинга(Алекперов, Потанин, Михельсон, Лисин, Мордашов)всего за один-одинехонек девай 28 февраля потеряла суммарно $6 млрд.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка