Случайная новость: Илон Маск объявил распродажу всего своего...
02 фев 23:00Экономика

Новое правительство: «Нулевой политический вес и огромный административный ресурс»


Отставка видевшегося непотопляемым правительства под руководством Дмитрия Медведева стала одной из самых громогласных и обсуждаемых новинок в стране. Сформирован новейший кабинет министров, во главе какого поставлен Михаил Мишустин. Шок от стремительной перемены на политическом олимпе миновал, и пришло времена осмысления: чем была вытребована смена кабинета, во имя чего она производилась и к каким итогам может ввергнуть сторону.

Все эти спросы мы обсудили с образными политологами и экономистами, сконцентрировавшимися на «круглый стол» в «МК». Своим видением ситуации поделились политолог Аббас ГАЛЛЯМОВ, луковица Политической экспертной группы Константин КАЛАЧЕВ, глава Фокуса политэкономических изысканий Института новоиспеченного общества Василий КОЛТАШОВ, генеральный директор Фокуса политической информации Алексей МУХИН, директор Института стратегического разбора братии «Финансовые и бухгалтерские консультанты» Игорь НИКОЛАЕВ.
Новое правительство: «Нулевой политический вес и огромный административный ресурс»

фото: government.ru
Встреча бывшего и новоиспеченного премьеров. 17 января 2020 года.
Экономика подстегнула политику

«МК»: — Что же стоит за стремительной сменой кабинета министров: президент не удовлетворен экономическими итогами деятельности прошлого правительства?Или у вас жрать какие-то иные объяснения приключившегося?

фото: Наталия Губернаторова
КОЛТАШОВ: — На мой взор, замена правительства изображает итогом экономических изменений, какие выступают в России образцово с 2014 года. Необычно деятельно они выступают с 2016 года, когда мы вышли из второй волны кризиса(2014–2016 годы были для экономики больно сложными)и начала проводиться другая экономическая политика. Она рассчитана на то, дабы повысить вывоз из Российской Федерации неодинаковых товаров, разнообразить этот вывоз, активизировать внутренний базар и по сути укрепить российский корпоративный капитализм, а также его позиции на мировой сцене.

Старый кабинет своим составом отвечал абсолютно иному экономическому подходу, оттого его уход напрашивался и даже в значительной мере замешкался. Отсюда — шок от восприятия событий: общество сражено, потому что виделось, что ввек этот кабинет и такого субъекта кадры не будут переменены. Но именно это и произошло, а ключевым, на мой взор, изображает курс Андрея Белоусова на пост первого заместителя председателя правительства. Мишустин тоже очутился на своем месте.

фото: Наталия Губернаторова
КАЛАЧЕВ: — Абсолютно очевидно, что идеальное правительство — это то, какое при направлении будит взлет на фондовом базаре, рост биржевых индексов, при каком инвесторы выстраиваются в очередь. Такового правительства мы не получили.

Однако, с другой сторонки, все мы соображаем, что аховее не будет. Будет ли лучше — проблема разинутый, но достаточно ясно, что правительство Медведева не соответствовало задачам развития. Если выговор выступает о том, дабы как-то всех, с одной сторонки, взбодрить, а с иной — создать правительство, какое обеспечит обстановка для мягкого транзита власти(если мы полагаем, что это вскоре ждет), то понятно, что надобно было определять на пост главы правительства человека, какой сможет воскресить национальные проекты, приход какого — с учетом пристрастия нашего президента информатизацией — будет содействовать развитию новоиспеченных технологий, какого можно будет представить народонаселению будто реакцию на запрос на перемены и обновление и который не имеет собственных политических амбиций, то есть не будет восприниматься будто преемник президента. Настолько что, кумекаю, замена Медведева на Мишустина была вполне логичной.

«МК»: — А может быть, девало не в экономике, а в политике, и мы с вами созерцаем взялось очередной операции «Преемник» с дальним расчетом на 2024 год?

фото: Наталия Губернаторова
МУХИН: — Что дотрагивается правительства Дмитрия Медведева, то оно исчерпало свои возможности еще в 2018 году, потому что уже во время предыдущей шестилетки стало удобопонятно, что майские указы президента 2012 года не реализуются. И мне будто, что не пресловутая пенсионная реформа, а именно переназначение Дмитрия Медведева на премьерский пост стало причиной падения рейтинга Владимира Путина. Ныне президент попросту исправил свою кадровую оплошку и сделал это довольно вовремя. Это тоже характеризуется его психологическими особенностями — додерживать ситуацию до того момента, доколе не наступит катарсис общества. Он настал, рейтинги взялись вздыматься — политический расчет Путина очутился неизменным. Я напомню, что он подобные вещи периодически ладил и раньше, подогревая коллективный заинтересованность к своим кадровым решениям.

Что дотрагивается Мишустина, то ему придется себя всерьез перестроить. Прежде он важнецки собирал гроши — ныне ему придется важнецки их тратить. Это неодинаковые вещи, и ему придется психологически настраивать свою команду собственно на это. Его команда в правительстве владеет довольно разветвленную сеть — это взаправду правительство Мишустина, что бы ни говорили кое-какие эксперты. Мишустина знают все 147 миллионов россиян, потому что все платят налоги, но его политический вес равновелик нулю. И это, на мой взор, великолепно, это верно ориентирует его на выполнение той задачи, какую поставил президент: исполнение национальных проектов. А вот административный ресурс, административный потенциал у Мишустина гигантский. Оттого мне будто, что это крайне благополучное курс.

фото: Наталия Губернаторова
ГАЛЛЯМОВ: — Алкаю кратко прокомментировать тезис о том, что это правительство не политическое. С самого азбука мне тоже настолько виделось очевидным, но последовавшие затем события вынудили поставить знак спроса. Для меня знаковым изображает курс Александра Грибова(33-летнего депутата Государственной думы, занявшего пост заместителя шефа аппарата правительства. — «МК»), сопровождаемое комментариями о том, что из партии «Монолитная Россия» он не выходит. Будто политтехнолог я могу вбить это настолько: когда правительство изводит большущие гроши в рамках нацпроектов, о которых народонаселение почитай не знает, то государственные гроши расходуются политически неэффективно. Но деньги изводит не Администрация Президента, а правительство, оттого представляется логичным, что те, кто изводит гроши, участвуют в информировании народонаселения, в формировании системы взаимодействия. Люд должны разуметь, что получают гроши не просто настолько, а по итогам некоего диалога, дабы люд ощущали: воля откликается на их надобности.

Прежде у правительства политической функции ввек не было, я сам вкалывал в аппарате правительства во время премьерства Путина, важнецки помню, что спросами партий, выборов, регионов никто из нас не занимался — это была епархия Администрации Президента. А Грибов остается замом Турчака(заместителя председателя Совета Федерации, секретаря Генерального совета партии «Монолитная Россия». — «МК»). Это уже что-то новоиспеченное — и заставляет предположить, что правительство будет не совсем «неполитическим», будто мы вначале предполагали, глядя на премьера.

По предлогу того, зачем отставка Медведева и назначение Мишустина случились собственно сейчас, могу взговорить: мне будто, все это было спонтанным и заранее не планировалось. Отставка правительства — шаг неоднозначный и в то же времена большой. Не так дробно президент может себе позволить поменять правительство. Это один-одинехонек из тех шагов, какие общество заприметит. Отставка правительства — это новинка. И под обликом отставки правительства можно больно эффективно внедрить любой message. Меня оглушило то, что этого не было сделано, ценный «боекомплект» не был использован.

Коллеги взговорили о том, зачем вытекало поменять правительство Медведева. Это надлежит было прозвучать из уст кремлевских спикеров или околокремлевских экспертов в ту же секунду, когда это приключилось!Я точно знаю, что люд, занимающиеся информационно-политическим сопровождением решений Кремля, это разумеют. Но они не внедрили надобный message в качестве объяснения народонаселению ждущих событий, а вместо этого вложили в уста Медведева слова: «Владимир Владимирович, вы запускаете масштабную реформу, и мы уходим в отставку, дабы вам не мешать». Это же смешно. Получается, что до этого Медведев «мешал» Путину?..

Надобно было вбить, чем Медведев был ахов на посту председателя правительства и чем он будет важнее, вкалывая заместителем председателя Совбеза. Этого не было сделано.

фото: Наталия Губернаторова
НИКОЛАЕВ: — Кумекаю, не стоит противополагать экономические и политические причины смены кабинета: были и те, и другие. Экономические причины ускорили принятие решения. Что дотрагивается политических задач, то президента, безусловно, волнует, будто приключится передача власти.

Экономика узко связана с политикой. Если запускается политический процесс, то что с экономикой?В данном случае она подстегивала запуск этого политического процесса, потому что уже несколько лет высказывалось недовольство. Что происходит с динамикой реальных денежных доходов народонаселения?Даже методологические ухищрения Росстата не смогли исправить ситуацию. Но президента это волновало, он правомерно становил проблема: что происходит с доходами граждан?А доходы у нас с 2014 года бросались, сейчас они в лучшем случае стагнируют. Если таковая динамика продолжится, то до чего мы дойдем сквозь 4 года?В экономике, в социальной политике цифры даже вторичны, основное — динамика. И куда же мы идем?..

Вторая проблема, намеченная еще в Послании президента, это демография. Четвертый год мы созерцаем нарастающую натуральную убыль народонаселения. По итогам 2019 года она составила почитай 300 тыс. человек, по итогам 2018-го — 225 тыс. Натуральная убыль нарастает — при том что кое-какие меры борьбы с ней были намечены и в былом Послании. Вроде бы все делается, а процессы выступают с точностью до наоборот. И это тоже волнует президента.

Все это, натурально, проецируется на 2024 год. С такими тенденциями — по рождаемости, по реальным доходам, по уровню жизни — благополучная передача власти, какой хотелось бы, становится менее очевидной. Оттого социально-экономические причины подстегнули принятие политических решений.

фото: Наталия Губернаторова
Курс определяет президент

«МК»: — Мы сейчас обсудили применительно к правительству развилку «политика–экономика», но есть ведь еще одна величавая развилка для кабмина: «либеральный–нелиберальный». Многие эксперты величают правительство Мишустина первым нелиберальным со времен правительства Примакова, учитывая то, что в прежних конструкциях кабмина за экономический блок отвечали люд с очевидным либеральным бэкграундом — Кудрин, Греф, Шувалов, Набиуллина, Орешкин, Силуанов… Сейчас в правительство опамятовался «государственник» Андрей Белоусов, что это меняет?
КОЛТАШОВ: — Если болтать о современных политических фракциях, то они отражают, с одной сторонки, финансистов, это неолибералы, а с иной — производственный капитал. В нашем случае замены кабинета очевидно, что либералов убирали не как либералов, не как людей, рассуждающих в духе аккурат протестантской этики или найденных идей ХХ века, а как представителей финансового лобби, финансовых структур. И новый кабинет, по-видимому, означает успех собственно производственного капитала и высшей бюрократии, какая связана с его интересами. Она и будет определять курс использования государственных оружий.

Для финансистов использование денег век больно простое: дайте их нам, а мы их вложим в выгодные ценные бумаги. В случае с производственным капиталом логика несколько другая: дайте нам гроши — мы возвестим реальные инфраструктурные объекты и будем на них добывать. Это иной молодчик освоения ресурсов, в котором будет пункт экономическому росту.

Оттого с точки зрения развития российской экономики в перспективе 10–15 лет изменение кабинета образовывает позитивные обстановка. Алкая кабинет во многом остается гибридным: там жрать «либерал» Силуанов, и было бы диковинно ожидать, что либеральных доктринеров всецело переменят кейнсианские доктринеры. Настолько приключиться не могло. Но то, что экономика совершает заворот и политическая система совершает заворот, очевидно. И уже не так величаво, будет Путин президентом после 2024 года или дудки. Заворот гораздо капитальнее: он определяет экономическое развитие России на ближайшие 20–25 лет.

МУХИН: — По поводу «смены либералов» — ситуация несколько забавная. Орешкин никуда не ушел, приключилась рокировка: Белоусов переместился в правительство, а тот — в Администрацию Президента, в кресло Белоусова. Удобопонятно, что если был либеральный контроль над экономикой, то теперь — либеральный надзор. Никто «не отменял» Алексея Кудрина, какой в качестве главы Счетной палаты за всем следит; никто «не отменял» того же Орешкина, какой ныне будет критиковать Белоусова с большим апломбом и действовать отдаленнее в прежнем ключе. Они попросту поменялись местами.

ГАЛЛЯМОВ: — Я бы алкал прокомментировать тезис о том, что правительство Мишустина — начальный кабинет, в котором дудки либералов. В прошлом году ФАС представила доклад о конкуренции — вот цитата из него: «Это особенность огосударствления экономики и государственно-монополистического капитализма — сращивание бизнеса и власти, это всеобщая заболевание, какая оглушила нас уже давно». Главу ФАС Артемьева до сих пор не уволили, оттого дудки оснований предполагать, что Путин с этим принципиально не согласен. И это диагноз того, что сделали эти либералы за 20 лет. Их курс закончился огосударствлением экономики и созданием государственно-монополистического капитализма, сращиванием бизнеса и власти.

На самом деле никакого противоречия дудки: российский политический порядок — персоналистский, даже, верно, самый персоналистский из существующих в мире. В стране дудки полноценных политических институтов, кроме одного, какой зовется Путин. Это даже не институт Президента Российской Федерации — это институт Путина. Соответственно, реально и содержательно курс определяется не правительством — он определяется Путиным.

Когда в персоналистском порядке меняются менеджеры(члены правительства)— капля что меняется по сути. Менеджеры могут более или менее эффективно реализовывать курс главы царства, но это в любом случае курс главы царства.

Мне будто, что Путин, дистанцировав либералов от управления и посадив в правительство государственника Белоусова, зачислился беспорочно. Он взговорил: вот тот курс, какой мы будем реализовывать, — ладить ставку не на частные инвестиции, а на государственные, на повышение их эффективности. Верно, это верно. Ведь основным тормозом для частных инвестиций ныне изображают проблемы с правоохранителями и судами, а эти институты подчиняются не премьеру, оттого что бы Мишустин ни делал, ситуация принципиально не поменяется.

НИКОЛАЕВ: — Согласен с тем, что не такая уж либеральная у нас экономическая политика. Удобопонятно, зачем ее настолько величали, — потому что в правительстве Медведева были люд, каких встречено находить либералами. Если же судить по делам, то до 70 процентов экономики у нас занимает госсектор. Тем не менее нынешнее правительство станет еще более нелиберальным, я в этом заверен. И приход Белоусова на должность первого вице-премьера — знаковый. Ему относится инициатива о повышении НДС, а уж его знаменитая инициатива сконцентрировать более 500 млрд рублей с металлургических бражек, получивших сверхдоходы благодаря удобной внешнеэкономической конъюнктуре, — апогей либерализма в кавычках.

Белоусов не скрывает, что он поборник жесткой налоговой политики. Ныне вспомянем, что прозвучало в Послании: надобно зафиксировать налоговые обстановка на ближайшие годы. Получается, что вначале подняли налоговую нагрузку, впоследствии зафиксировали. А нельзя было навыворот — снизить ее и зафиксировать?Я вообще заверен: то, что надобно ныне российской экономике, какая будет под санкциями, — это не повышать, а снижать налоговую нагрузку. Но Белоусов на такое не пойдет. А Силуанов — министр финансов, но уже не первый вице-премьер.

У меня не самый оптимистичный взор на будущее экономики. В этой сфере будет проводиться более консервативная и менее либеральная политика, алкая и прежняя, на мой взор, была дальня от либеральной.
Глядите фоторепортаж по теме:
Вяще доходов — выше рейтинги

«МК»: — Какие мишени стоят перед новоиспеченным кабинетом?Чего от этого правительства алкает Путин: дабы у нас поднялись доходы, дабы экономика вымахала возвышеннее мировых показателей, дабы царила внутренняя стабильность, дабы «Монолитная Россия» сохранила доминирующие позиции?

МУХИН: — Алкаю капельку извинить либералов: они орудовали, фактически образовывая государственную экономику, то есть выступая против своей природы, потому что мы жительствуем не в вакууме и не в идеальном мире, а санкционное воздействие внятно формировало нашу экономику. Мы в хорошем резоне напугались и начали отрабатывать мобилизационную модель.

Что дотрагивается ситуации, выработавшейся в правительстве, то она взаправду сложная. Основная проблема заключается в том, что накопленные оружия(гроши уже не надо разыскивать — они жрать), падая на средний и нижний степень, взаправду сталкивались с коррупционной системой в регионах, какие предполагали участвовать в освоении этих оружий с помощью особенных бражек, аффилированных с начальством неодинакового уровня. А так будто антикоррупционная система у нас все-таки орудует — благодарствую ФАТФ(финансовой рекогносцировке. — «МК»), то в какой-то момент выходило отсечение этих проектов, гроши возвращались возвратно. А новые проекты опять были коррупционноемкими.

Благодаря этому саботажу гроши не поступали в карманы россиян, и экономика азбука застаиваться, ведь гроши — это кровь экономики. Таковая ситуация повлекла линия социально-экономических проблем. И пока невозможно взговорить, что гордиев узел рассечен. Он еще всего надрублен. Но главная задача перед правительством сформулирована: это реализация нацпроектов.

ГАЛЛЯМОВ: — Сформулирую кратко: до сих пор денежные траты вырастали, а рейтинг власти бросался. Эффективность государственных вложений была басистой. Объективно Путин должен был сформулировать Мишустину задачу больно попросту: инвестиции должны приводить к политической отдаче, коей сейчас дудки, соответственно, сделайте настолько, дабы возвратная подвластность стала прямодушный, дабы рост государственных расходов вел к росту рейтингов.

НИКОЛАЕВ: — Политические задачи, очевидно, для президента — это самое основное. Но достичь их без решения экономических задач, по мнению того же президента, невозможно. Если бы на первом месте были социально-экономические задачи, то они должны были быть поставлены уже несколько лет назад. Доходы народонаселения бросались с 2014 года — и что, потребовалось 6 лет, дабы обратить на это внимание и провести политическую встряску?То же самое с демографией: 4 года нарастает натуральная убыль народонаселения. Слова на эту тему произносились, но во главу угла это не ставилось.

Это приключилось сейчас, потому что задумались, и не без оснований, о том, что будет к 2024 году. Социально-экономические задачи будут решаться во имя достижения политических круглее. Но я должен взговорить, что упрощенное понимание того, будто можно постановить эти задачи, может велико подвести орудующую воля. Разумеют настолько: мы нашли палочку-выручалочку в лице нацпроектов. Но госинвестиции в России в общем объеме инвестиций занимают распорядка 14 процентов, с нацпроектами будет 15–16. Не госинвестиции решают, что приключится с кровью экономики. Задачи должны ставиться гораздо масштабнее, должны пойти частные инвестиции, а этого добиться гораздо сложнее.

Срок — четыре года

«МК»: — Какой срок, по-вашему, отмерен правительству Мишустина и справится ли оно за этот срок с поставленными мишенями?

МУХИН: — Могу всего подтвердить собственный прогноз сравнительно четырехлетки этого правительства. Но Мишустин не получил кадрового моратория на членов кабинета министров. Более того, грядущие изменения Конституции разумеют, что президент может выгнать премьер-министра без роспуска правительства. Оттого я бы кадровый мораторий содержал в голове, но в случае, если правительство будет исполнять нацпроекты, ему гарантирована четырехлетка.

ГАЛЛЯМОВ: — Я думаю, что рок правительства Мишустина — в руках самого правительства Мишустина. Даже в такой авторитарной стороне, будто Россия, президент руководится происходящими событиями. Если он будет видать, что правительство вкалывает более-менее эффективно, он его станет содержать. Если президент завидит, что правительство с задачами не справляется, он его может поменять хоть завтра.

НИКОЛАЕВ: — Моя точка зрения заключается в том, что правительство, скорее итого, доработает четырехлетний срок. Президент не любит устраивать кадровую чехарду и понимает, что это и людям не нравится.

Может, президент еще пожалеет, что выслал в отставку правительство Медведева, поскольку это был важнецкий громоотвод. Правительство Мишустина использовать будто громоотвод будет сложнее, потому что оно будет вкалывать эффективнее с точки зрения критериев, какие будут применяться. У нового правительства не будет и накопленного багажа негатива даже в высказываниях — я думаю, Мишустин будет более бережен, чем его предтеча. Скорее итого, четырехлетний срок это правительство отработает.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка