Случайная новость: На Матче звезд КХЛ помощниками тренеров назначат...
15 янв 09:00Общество

Мать мальчика без глаза, лишенного инвалидности, рассказала о равнодушии чиновников


9-летний Савелий из Ростовской области слеп на один-одинехонек глаз. В 1,5 года у ребятенка диагностировали ретинобластому — рак ретины. Проложили операцию. Ввели протез. После курса лечения удалось добиться железной ремиссии. И тогда с ребятенка освободили инвалидность. Мальчишка не прозрел, однако медэксперты постановили, что на инвалида он вяще не тянет. Мама Савелия рассказала нам о продолжении печальной истории.
Мать мальчика без глаза, лишенного инвалидности, рассказала о равнодушии чиновников

фото: pixabay.com
На днях сюжет о Савелии показали по телевидению. Хватило одного дня, дабы луковица СК России Александр Бастрыкин взвалил организовать проверку инцидента. Информацию об этом опубликовали на сайте ведомства.

Мы снеслись с мамой мальчугана Евгенией. Баба до сих пор недоумевает, зачем всего после машистой огласки в СМИ на проблему обратили внимание: «Я ведь алкала по-хорошему разобраться. Не вышло. А когда нас показали по телевизору, залпом все откликнулись. Неужели это верно?».

Савелий ходит в всегдашнюю школу. Наружно он ничем не выдается от своих сверстников. Кроме одного. Вместо бельма у мальчугана протез, какой надобно каждогодне менять.

Когда ребятенка постановили статуса инвалида, дом потеряла финансовой поддержки и возможности дармового лечения. Вяще года родители мальчугана катали послания президенту, обращались за поддержкой к уполномоченному по правам ребятенка, ныли в Минздрав. Мама Савелия переписывалась с сотрудниками бюро медико-социальной экспертизы Ростовской области, какие отвечали за присуждение группы инвалидности. Те отвечали, что орудовали в рамках закона. Рамки закона пришлось подвинуть, будто всего история семьи получила машистую огласку.

Мы застигли Евгению Торяник по стезе в Следственный комитет, куда бабу вытребовали залпом после выхода сюжета в эфир федерального телеканала. По большущему счету сюжет вышел банальный - капля ли проблемных фамилий по всей России?У Савелия еще не самый адов случай. На подобные ситуации чиновники всегдашне не реагируют. Видаемо, семье Торяник попросту повезло, что на них обратили внимание.

— В 2011 году сыну сделали операцию. Сквозь месяц ему зажали инвалидность. Всякий год мы пролегали медобследование, подтверждали инвалидность. А в 2018 году на очередной комиссии нам неожиданно заявили, что инвалидность с ребятенка снимают, — азбука беседа Евгения.

— Зачем освободили?

— Я пересудом не осмыслила. В определении написали, что комиссия выбросила решение сообразно найденному закону. Нам дали осмыслить, что после терапии миновало 5 лет, детище крепок, у него все нормально, а инвалидность ему не возложена.

— Однако зрение ведь к вашему сыну не вернулось.

- Дудки, безусловно. У него на одном глазу стоит протез. Сквозь год мы вновь подали заявление на восстановление инвалидности — зрение на втором глазу стало бросаться. Приехали в больницу. Офтальмолог подтвердила, что нам возложена инвалидность. Однако экспертный состав бюро медико-социальной экспертизы Ростовской области вновь сослался на закон, там пояснили, что для инвалидности моему сыну не хватает каких-то критериев.

Вот тогда я засела катать иеремиады. Путину катала, в Министерство соцзащиты народонаселения, в Министерство здравоохранения. Невзначай завидела, что можно написать на телевидение. Обрисовала историю журналистам. После новогодних праздников сюжет вышел в эфир. И ситуация сдвинулась с бездушной точки.

— Вам залпом позвонили из Следственного комитета?

— Ага, во вторник нас вытребовали в здешний следственный комитет. Взговорили, что им опамятовалось распоряжение разобраться с ситуацией. А 23 января нас пригласили в бюро медико-социальной экспертизы на очередное освидетельствование. Гадаю, инвалидность сыну вернут.

— Если бы не огласка в СМИ, вряд ли вам удалось бы добиться справедливости?

— Безусловно, вряд ли. Примерно, в былом году я катала в аппарат уполномоченного по правам ребятенка, обращалась к уполномоченному по правам человека. И всего сейчас мне позвонили из этих ведомств. Предложили поддержка, посоветовали адресоваться в прокуратуру. Не знаю, чем закончится наша история. Дай господь, все образуется.

— Инвалидность вручает большущие льготы?

— Для нас это существенная поддержка. С инвалидностью сыну возложено дармовое протезирование, льготы распространяются на проезд, школьное кормежка. Нам ведь в Москву надобно ездить два раза в год, менять протез. За счет этой пенсии мы пролегали лечение, обследовались в клиниках.

— Сами бы не потянули лечение?

— С пенсией-то бедственно тянуть лечение, а уж самим нам тем более не по силам таковские траты. Это же надобно оплатить проезд в Москву туда и возвратно, проживание в гостинице при больнице, сам протез тоже стоит денег. В былом году мы не смогли поехать в больницу, не было возможности, потому протез не меняли. Нам болтают, что с одним протезом можно ходить два года, однако нежелательно. Детище вырастает, оттого важнее менять.

— Пенсия по инвалидности какая?

— 12 тысяч рублей мы получали. Мне будто, абсолютно не те гроши, какое держава не может выделить на ребятенка. Удобопонятно, что люд должны сами решать свои проблемы, однако неужели сложно помогать таковским ребятенкам, будто наш?Вот таковая у нас история.

— Вы сами вкалываете?

— Я вкалываю воспитателем в школе-интернате.

— Сколько получается?

— 13 тысяч рублей.

— У благоверного какая зарплата?

— Супруг — электрик, получает 17 тысяч. У нас двое ребятенков. Своего жилья дудки, снимаем квартиру в частном доме. Гроши уходят на оплату жилья, «коммуналку», школу, садик, больницы. Еле-еле хватает этой суммы. Нам-то с мужиком ничего не надобно, основное, дабы детвора были обуты-одеты-накормлены. Зимой еще доводится расходоваться на уголь и дрова, потому что в доме печное отопление.

— Вы жительствуете не в городе?

— Мы жительствуем в селе. До Ростова-на-Дону — 240 км. Вот туда мы беспрерывно катаемся в больницу. Дабы добраться до города, надобно восстать в 3 утра, доехать до заселенного пункта, где автостанция. Засесть на автобус, какой отходит в 5 утра. В Ростов коллективный транспорт прибывает в 8.30 утра. От автовокзала на автобусах доезжаем до больницы. Не всякому старшему по силам одолеть таковские расстояния, видите, какой это стресс для нашего ребятенка. Настолько и жительствуем.

— Сейчас вам стали катать люд, какие столкнулись с таковскими же проблемами?

- Стали катать, ага. Я доколе не успеваю откликнуться всем. Ретинобластома — заболевание жидкое. Ребятенков с таковским диагнозом в России насчитывается чуть вяще трех тысяч. Будто я разумею, все они сталкиваются с подобной проблемой.

Может, после нашей истории что-то изменится. Ложно кумекать о том, что ремиссия — это абсолютное излечение. Все-таки орган был затерян, его выслали, и болтать о полноценной жизни в этой ситуации — капельку диковинно.

После огласки истории Савелия Торяник сотрудники бюро медико-социальной экспертизы Ростовской области пообещали пойти навстречу семье.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка