Случайная новость: Тысячи жителей Буэнос-Айреса вышли на улицы с...
 
Календарь публикаций
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 
04 фев 21:00Экономика

Экономисты высказались о крахе цен на нефть


Тяни 2019 год вселенский базар нефти был безмятежен и стабилен. Один-одинехонек всего месяц 2020-го не бросил от этого спокойствия и отпечатка. Военные деяния на Ближнем Восходе, случившиеся в начале января, ввергли к внушительному росту котировок «черного золота». Однако затем случилась эпидемия коронавируса, спровоцировавшая угрозу сокращения потребления сырья. Ситуация очутилась столь критичной, что стороны альянса «ОПЕК+», в том числе Россия, постановили проложить 4–5 февраля внеочередное заседание мониторингового комитета, дабы разработать экстренные меры для стабилизации ситуации на базаре. Будто следствие: цены обрушились до минимальных значений за остатнее времена. Однако эпидемии, даже самые опасные, приходят и уходят, тогда будто фундаментальные причины формирования ценовой конъюнктуры век остаются. В взаправдашнее времена ситуация в энергетической ветви планеты столь двойственна, что эксперты выдают на-гора самые неодинаковые прогнозы.
Экономисты высказались о крахе цен на нефть

фото: AP
«Тема лекции: «Нью-Йорк — город контрастов». — «Я не был в Нью-Йорке». — «А где?» — «В Марселе и Стамбуле». — «Изволь, Стамбул — город контрастов. Какая разница — объявление перепишем».

Забавный диалог из популярной в советские времена комедии, будто ни парадоксально, вполне применим к сегодняшней оценке мирового энергетического базара, какой традиционно изображает основным объектом для геополитических распрей и военных конфликтов. И в взаправдашнее времена, увы, тоже.

Безусловно, девало не всего в Стамбуле — Турцию невозможно находить одним из основных мировых игроков углеводородного сектора. С иной сторонки, турецкий лидер Эрдоган беспрерывно содержит ситуацию в Сирии «горячей», заставляя биржевых игроков беспрерывно учитывать этот фактор в своих котировках. В то же времена тут, будто в кинофильме «Бриллиантовая рука», можно итого лишь «переписать объявление», заменив Стамбул на Эр-Рияд, Эль-Кувейт или Тегеран. Собственно вблизи этих ближневосточных царств — Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, Ливии, Сирии, Кувейта — сейчас разворачивается широкомасштабное противостояние, способное переворотить вселенский энергетический базар.

Двойное дно нефтяной «бочки»

Вначале капельку истории — причем не отдаленной, а абсолютно недавней. В 2018 году интернациональный нефтяной базар велико било. Январь начинался будет недурно: баррель Brent стоил под $70. Затем котировки превысили $85. Жизнелюбцы предполагали, что на планету вновь вернулись «тучные» 2000-е, когда стоимость «бочки» зашкаливала за $115.

Однако не тут-то было. В девало вмешалась геополитика: американские санкции против Ирана. И нехай они очутились более мягкими, чем ожидалось, тем не менее многие маршруты вывоза иранской нефти очутились перекрыты. Рост барреля встал, а затем стоимость нефти и вовсе азбука бросаться. Девало в том, что к капуту 2018 года потребляющие сырье царства накопили максимальные объемы углеводородов, какие были не всего непосредственно в нефтехранилищах, однако и в танкерах, располагавшихся на морских рейдах вблизи к покупателям. Brent легла до годичных космосов, утилитарны рухнув басистее $50.

Вытекающий, 2019 год будто производители «черного золота», настолько и их покупатели дожидались с огромным беспокойством. Первые готовились к финансовым утратам в связи с излишком углеводородов, а также были напуганы торговыми бранями между США и Китаем, какие грозились обвернуться снижением потребления энергоресурсов, а значит, могли ввергнуть к падению стоимости нефти басистее приемлемого для экспортеров уровня. Потребители подавляли себя сознанием, что по причине падения доходов нефтедобывающих местностей инвестиционные проекты, в какие они также вкладывали собственные оружия, в предбудущем не принесут существенной пришли. Однако в итоге сложения этих разнонаправленных тенденций на биржевых площадках водворилось состояние, задушевное к равновесному. Цены на «черное золото» стабилизировались в коридоре от $55 до $65 за баррель.

По воззрению большинства экспертов, эта неожиданная стабильность бессмертно непредсказуемого нефтяного базара была ненастояще вытребована продлением соглашения альянса ОПЕК+, заключенным в 2016 году между основными царствами — производителями нефти об ограничении добычи: будто один в мишенях поддержания устойчивости барреля. Россия в этой неформальной структуре выступает одну из самых основных ролей — наша край крепко входит в первую тройку основных производителей углеводородов мира, и позицию Москвы вырваны учитывать не всего на Ближнем Восходе, однако и в Вашингтоне, какой собирается завоевать мировое первенство в добыче и вывозе энергоресурсов.

Впрочем, у США — свои проблемы: там захлебнулась «сланцевая революция», позволявшая американским производителям внушительно повысить добычу сравнительно грошовых по себестоимости энергоресурсов. По оценке бывшего главы сланцевой братии EQT Стива Шлотерберга, «сланцевая революция» ввергла к изъянам инвесторов в сотни биллионов долларов: братии затеряли до 80% вложенного капитала, а сама индустрия очутилась «в порядке самоуничтожения».

Бизнес на геополитическом уровне

Вполне вероятно, дабы обезопасить себя от краха «сланцевой революции», США взялись в очередной один применять политические рычаги воздействия. Вашингтон продолжил подключать санкции против Тегерана, в каких угрозы о абсолютном заказе вывоза нефти из стороны очутились гораздо более предметными. Минфин США доложил о впрыскиваемых ограничениях в взаимоотношении людей и бражек, заподозренных в беззаконной закупке иранской нефти. «Под удар влетели будто сомнительные перекупщики из Гонконга, настолько и линия вполне порядочных трейдеров из ОАЭ, — помечает старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов. — В свою очередность, китайские импортеры, какие могут покупать энергоресурсы Ирана на легитимных основаниях, ведь американские санкции на таковские сделки не распространялись, продолжали отнекиваться от контрактов с Исламской Республикой. Пекин норовил подстраховаться от вероятных претензий США, торговые взаимоотношения с какими у него, мягко болтая, неважные. Поставки нефти в Китай из Саудовской Аравии вымахали до рекордных показателей. Госкомпания Saudi Aramco подмахнула несколько соглашений с частными нефтепереработчиками Поднебесной».

Вкупе с тем Иран, в геополитическое противостояние с каким давненько вступил Вашингтон, не настолько прост. Край занимает второе пункт среди добытчиков ОПЕК и обладает одними из самых крупных резервов «черного золота» в мире. Также Тегеран контролирует Ормузский пролив — единый морской колея, сквозь какой экспортируются углеводороды из Персидского залива будто в царства Западной Европы, настолько и в Японию, и даже в Австралию.

Сквозь Ормузский пролив идет почитай треть всей нефти мира. Его перекрытие итого на два-три дня, чем давненько грозится Тегеран, ввергнет к энергокризису планетарного масштаба. Встанут поставки не всего из Ирана, несогласие от каких импортеры могут кое-какое времена игнорировать, однако и иных крупных производителей — Кувейта, Саудовской Аравии, Ирака и Сведенных Арабских Эмиратов. «Сколь-либо значимых альтернативных путей нет», — помечает луковица московской рейтинговой группы АКРА Василий Танурков.

Отключившись от стратегически величавого морского перешейка, зависящие от поставок углеводородов импортеры залпом не «задохнутся» и не «замерзнут» — в Европе и иных государствах-потребителях давненько созданы капитальные резервы углеводородов. Вкупе с тем энергетический баланс все же нарушится, что может всерьез отозваться на стоимости топлива.

Аргументы сырьевых генералов

   Ближний Восход — один-одинехонек из самых лакомых энергетических кусочков нашей планеты. В Персидском заливе насчитывается близ 300 нефтегазовых месторождений. Самое крупное из них — Аль-Гавар с резервами до 12 млрд тонн — относится Саудовской Аравии. Тут производится образцово 6% всей вселенский нефти. За ним выступает Большенный Бурган, какой разрабатывает Кувейт. Его ресурсы — до 10,7 млрд тонн. Образцово в аналогичный объем оцениваются резервы месторождения Верхний Закум, находящегося в ОАЭ. Затем вытекает Северный/Полдневный Парс, находящийся на территории Ирана и Катара(7 млрд тонн). Потенциал иракского месторождения Румайла составляет близ 5 млрд тонн. Итого на долю Ближнего Восхода доводится 65% подтвержденных мировых резервов «черного золота». Это более 1 трлн баррелей, или более 230 млрд тонн. Даже по нынешним, внушительно упавшим стоимостям на нефть этот объем оценивается в космическую сумму — более $60 трлн.

Такова стоимость возникнувшего передела нефтяного базара. В возникнувшей схватке за этот многотриллионный приз, по воззрению экспертов, у всякой из сторонок бытуют собственные преимущества и дефекты. США давят экономической мощью и ослабляют своих геополитических противников санкциями. Однако проблемы со сланцевой добычей ограничивают возможности Америки диктовать свою волю другому миру. Иран обладает энергетическим потенциалом и может перекрыть Ормузский пролив, что угрожает традиционным экспортным потокам «черного золота». Вкупе с тем эта край фактически будет в тотальной экономической и политической блокаде. Саудовская Аравия, с одной сторонки, не алкает браниться с Вашингтоном; с иной — не против собственными усилиями заменить поставки из Ирана. Таковскую же позицию разделяют и кое-какие иные ближневосточные члены ОПЕК. Подобная двусмысленность чревата тем, что участники сделки ОПЕК+ откажутся от своих договоренностей и задерут меморандум, какой, будто полагают представители ветви, продолжает оставаться одним из основных закладов сравнительной стабильности нефтяных котировок. Впопад, Россия не собирается оставаться от этого процесса в палестине. О вероятном выходе нашей стороны из альянса в гробе былого года болтал министр энергетики Александр Новак.

«Это и жрать нынешний передел мирового базара «черного золота», — замечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Он заключается не в завоевывании новоиспеченных месторождений, а в расширении доли на базаре. Всякий из игроков будет тянуть на себя одеяло, забывая о прошлых соглашениях».

Сергей Суверов со своей сторонки почитает, что основным драйвером этого передела выступают Соединенные Штаты. «Финансовые утраты Ирана от американских санкций становятся все более очевидными. Новоиспеченные технологии позволяют гадать, что в кратчайшем предбудущем производство сланцевого сырья станет гораздо рентабельней. Вашингтон, обладающий самым импозантным экспериментом в его добыче, сможет нарастить собственный вывоз, потеснив производителей Персидского залива. Заблаговременного вычеркнуть из списка Тегеран, будто одного из основных нефтяных конкурентов, это важнецкий ход в шахматной партии, какую США разыгрывают на нефтяном рынке». Эксперт поясняет, что, затеяв передел ближневосточного нефтяного базара, американцы пробуют его перестроить в своих интересах. «Цены сырья в таковских обстоятельствах, скорее итого, будут беспрерывно визгливо меняться, обновляя будто максимальные, настолько и минимальные рекорды», — прогнозирует собеседник «МК».

фото: Иван Скрипалев
«Пляшущие» котировки

Собственно, ситуация со стоимостью нефти уже сейчас накалилась до предела: в начале января котировки барреля доходили до $80, тогда будто задушевнее к капуту месяца они обрушились басистее $60. Будто полагает эксперт по фондовому базару «БКС Брокер» Игорь Галактионов, спекулятивный всплеск, вытребованный в начале года напряженностью на Ближнем Восходе, перегрел нефтяные котировки. Тогда будто последующую деятельную распродажу сырья и падение стоимостей спровоцировали эпидемия коронавируса в Китае, а также угрозы снижения экономической активности и сокращения потребления топлива, какие могли приключиться вследствие распространения заболевания.

Чего дожидаться от барреля на этом фоне?По оценке министра Новака, в среднесрочной перспективе верные котировки — это $50, притом что федеральный бюджет сверстан «с запасом», исходя из цены $43–45. Любопытно, что в былом году Минфин России, видаемо, на всякий случай, рассчитал урон казны при падении стоимостей на нефть до $10 за «бочку».

Однако весь линия глубокоуважаемых международных экспертов не исключают возможности поворота к дорогим котировкам. В частности, в свежем прогнозе Управления энергетической информации минэнергетики США отмечается, что стоимость барреля может перевалить за $180. Истина, не сейчас, а к 2050 году и всего в случае возвышенных издержек добычи «черного золота».

«Цены будут придерживаться в рамках машистого диапазона — от $55 до $80, — почитает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. — Эти уровни устраивают будто производителей, настолько и потребителей. Устраивает это и российский бюджет». По воззрению эксперта, алкая и очевидно, на чьей палестине в политическом резоне стоит Москва в противоборстве Вашингтона и Тегерана, однако наша край содержит найденную дистанцию от передела нефтяного базара Ближнего Восхода. «Россия традиционно ориентирована на европейские царства. В этом течении у нас возвещены основные нефтепроводы и перевалочные мощности морских портов. Поставки из персидских местностей зачастую ведутся танкерным флотом. В то же времена благодаря сооружению новоиспеченной инфраструктуры в дальневосточном течении внушительно вымахала пай вывоза нашей нефти в стороны Юго-Восточного региона», — помечает эксперт.

Вкупе с тем доходы российской экономики и федерального бюджета, в частности, продолжают критически зависеть от мировых стоимостей на энергоносители, оттого «горячие» события на Ближнем Восходе напрямую дотрагиваются и Москвы. «На фоне передела мирового нефтяного базара, какой в взаправдашний момент набирает витки, России, обладающей внушительными доказанными резервами энергоресурсов, необходимо ориентироваться не всего на заточение новоиспеченных соглашений о поставках сырья, однако и развивать более абсолютные механизмы по доставке нефти до потребителей», — утверждает Сергей Правосудов. По его воззрению, не настолько величаво, сколько будет стоить баррель в предбудущем — $10 или $180. Основное, дабы нефть продолжала употреблять повышенным спросом, а имя России не было «переписано» на нефтяной карте мира — и наша край продолжала бы оставаться основным и покойным для партнеров поставщиком «черного золота».

Декламируйте также:
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка