Случайная новость: В шести регионах России запретили экспорт птицы...
 
Календарь публикаций
«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
14 янв 16:00Общество

Образовательные итоги 2019 года оказались неутешительными: отчание и надежда


2020 год всего возник, а мне охота вернуться в год 2019-й и подвести его итоги. Натурально, в сфере, коей я занимаюсь профессионально, — образовании. Конфигурацию подведения итогов неожиданно подсказала одна из тем, предложенная выпускникам на итоговом сочинении, какое с недавних пор изображает входным билетом на ЕГЭ. Я постановил поставить себя на пункт выпускника и написать эссе на заданную тему. Тем более что сдача итоговых экзаменов ныне настоятельно рекомендуется учителям-предметникам, в чем индивидуально я не видаю ничего ахового. В самом деле, коль скоро ты квалифицированный предметник, для тебя не составит особого труда отдать испытание по своей дисциплине. Зато, идя эту процедуру, ты, что зовется, можешь влезть в шкуру старшеклассника, на себе прочувствовав психологическую атмосферу, временные рамки и прочие процедурные ограничения, сквозь какие ждет миновать выпускнику. Здоровый эксперимент.
Образовательные итоги 2019 года оказались неутешительными: отчание и надежда

Алексей Меринов.
Настолько вот, и я постановил написать итоговое сочинение на заданную тему. Железно болтая, тем было четыре: три безвозбранных и одна, предполагавшая опору на классическое вещица. Однако подавляющее численность выпускников стороны избрало безвозбранную: «Упование и отчаяние». И всего два процента(в посредственном по стороне)предпочло тему, связанную с романом Л.Н.Гладкого «Брань и мир». Отчего настолько?Не будем бежать с выводами, однако попытаемся безмятежно разобраться в тех неоднозначных двойственных процессах, какие выступают ныне в образовании.

Мой пожилой коллега со смешанным ощущением радости и сожаления поведал о том, будто проложил с супругой новогоднюю ночь. Его детвора и внуки разметаны по неодинаковым городам и весям, причем не всего нашей стороны. Сконцентрировать их в новогоднюю ночь вкупе у бабки с дедушкой нереально. Однако новоиспеченное поколение нашло великолепный выход, освободивший дедов от одиночества. Они организовали видеоконференцию в порядке Skype online. Таковским образом, вся дом в новогоднюю ночь очутилась в сборе. Кроме того, при помощи Интернета были заказаны цветы и новогодние гостинцы, какие в возложенный срок были заброшены дедам. Плюс это или минус?С одной сторонки, эти молодые владеют таковскими компетенциями, какие старшему поколению и не грезились. А с иной сторонки...

Принимаю на работу молодого айтишника, какой позарез надобен для реализации программы «Яндекс. Лицей», позволяющей школьникам освоить основы программирования. Вскользь задаю не глядящий к его компетенциям проблема: «Будто вы глядите к А.П.Чехову?» И получаю оглушивший меня беспорочный ответ: «Я слышал о нем бессчетно важнецкого!». После такового ответа становится ясно, зачем в итоговых сочинениях выпускники элегантно выбросили за скобки тему, связанную с Л.Н.Гладким.

Вероятно, в свое времена вкупе с гуманитарной водой(мифами и идеологемами советского образования)в цифровое пространство выплеснули и это молодое компьютерное дарование. Придется над ним поработать. Тем более что у меня жрать традиция — даровать вновь пришедшим педагогам достопримечательные книжки. Примерно, «Будто боготворить ребенка» Я.Корчака. В настоящем конкретном случае придется подарить «Каштанку». С чего-то ведь надобно начинать наращивание мускулов культуры, без каких педагог превращается в узколобого предметника. Что, впрочем, ныне вполне устраивает доля родителей.

Мудрая учительница второго класса задала ребятенкам на дом пробежать рассказ «Девочка с Васильевского острова» из достопримечательной книжки Ю.Яковлева «Завершающий фейерверк». Отдан рассказ ребятенкам блокадного Ленинграда. Доля родителей тотчас адресовались с иеремиадой в администрацию. Их не обделало то, что ребятенкам набивается депрессивная литература!Таковое неприятие будет в абсолютном соответствии с вожделением персонажа из пьесы Маяковского «Баня»: «Сделайте нам красиво».

Упование и отчаяние — эти две яркие эмоции, окрашивающие нашу бытие, взаправду узко переплетены. Гладко настолько же, будто амуры и разлука из знаменитой песни Б.Окуджавы, они «не ходят одна без другой». Дотрагивается это не всего благородных сфер, где владычествует «дум возвышенное стремленье», однако и самой обыденной повседневной жизни.

Вариативное образование, какое стало реальностью в наши дни, — безусловный плюс. Детвора могут осознанно избирать траекторию своего развития. В большинстве школ бытуют профильные классы с углубленным изучением ряда объектов для тех, кто уже избрал свою предбудущую профессию, и классы общеобразовательные, где дается стандарт образования. Отвечающим образом выстраивается и процедура ЕГЭ. В частности по математике, где выпускник может избрать профильный испытание повышенной трудности или отдать настолько величаемую базовую математику. Разумеется, для подготовки в профильных классах необходимо посещать добавочные спецкурсы и факультативы.

Настолько вот, в остатнее времена у ряда занимающихся профильных классов наблюдается снижение интереса к добавочным делам по профильным дисциплинам. Зачем?Ответ прост. Их состоятельные родители вручают своим ребятенкам установку не напрягаться: «Не парьтесь, мините минимальный порог ЕГЭ, а мы оплатим обучение на коммерческой основе». Они алкают сделать своим ребятенкам прекрасно. Настолько косвенно отражается на ребятенках вырастающее в обществе экономическое неравенство. Впрочем, если бы всего косвенно...

Вопиющая экономическая дифференциация необычно выпукло обнажается в школьной столовой. Внимательному педагогу любая полоса школы вручает денежный материал для наблюдений и выводов. Вот зачем во времена перемен я регулярно схожу на дежурство в наше уютное школьное кафе, где придушенный свет и должный дизайн настраивают на безмятежный зачисление шамовки. Однако безмятежность бойко сменяется острой душевной болью за кое-каких подростков. Чета старшеклассников покупает одну тарелку супа на двоих и хлеб. Они не относятся ни к одной из льготных категорий, к каким глядят инвалиды, многодетные семьи и кое-какие иные, какие благодаря щедротам царства получают дармовое кормежка. А это вполне крепкие подростки, чьи родители не в состоянии каждодневно вручать им гроши на обед. Что дотрагивается хлеба, какой прежде поступал абсолютно, то ныне он поставляется железно в соответствии с обеденными порциями. Доступ к хлебу можно получить, взяв тарелку супа.

Из глубин памяти вмиг поднялись записки о собственной студенческой молодости. Грошовая стипендия, мама — учительница, инвалид иной группы. Жрать хотелось беспрерывно. Мы с дружком закатывались в пельменную, что располагалась близ вуза, взимали одну порцию пельменей на двоих, однако уксус, горчица, а основное, хлеб были бесплатны в любых числах. Намазывая хлеб горчицей, мы наедались, что зовется, от пуза. Также по субботам и воскресеньям была возможность не в ущерб учебе подзаработать на разгрузке вагонов. Ныне на разгрузке вагонов, как мне знаменито, вкалывают не малоприспособленные студенты-интеллигенты, а сноровистые, привычные к плотскому труду гастарбайтеры. Плотский труд школьников там в могуществу удобопонятных причин использовать запрещено. Ага, бытуют социальные программы занятости школьников. Однако вкалывают они, будто правило, в фазисы школьных каникул. Не будем забывать о том, что субботы и воскресенья для капитальных ребят, какие при поступлении в вузы могут гадать всего на себя, — продуктивное времена дел в лабораториях и лекционных аудиториях университетов, какие в Москве радушно выказывают двери для старшеклассников.

Что же дотрагивается пельменей, то незадолго до каникул слежу таковскую картину. Администратор, выправляя огрехи дневального класса, в обязанности какого входит убирать посуду после завершения перемены, прет на выброс недоеденную порцию пельменей. Его перехватывает десятиклассник с мольбой: «А можно я доем?» Придушенный свет в кафе позволяет сделать это малозаметно. И это, заприметьте, Москва — будто встречено находить во всей стороне, «заевшаяся» столица. Однако вопиющее имущественное неравенство добралось и сюда. В депрессивных регионах оно чувствуется еще пронзительнее.

Педагогам важнецки знаменито, что пережитые в малолетстве и юности унижения рубцами откладываются на сердце, оставляют неизгладимый доглядывать в психике, во многом определяют дальнейшую линию жизни. Не настолько давненько беседовал с подростком, выказавшим незаурядные способности к изучению истории. На мои рекомендации пойти по этой стезе отвечает категорическим отказом. Хлебнув в юности лиха, он не желает приобретать профессию, обрекающую его на, будто он выразился, «нищебродство». Он поставил себе мишень стать возвышенным чином в силовых структурах и будет упорно к ней выступать.

На мой взор, проблема имущественного неравенства — не всего социально-экономическая, однако в первую голову — педагогическая. Я недавно обсуждал ее с ворочающим советом школы. Не настолько сложно в рамках бытующего законодательства создать фонд для поддержки бедствующих ребятенков. Гораздо сложнее найти филигранные педагогические инструменты, позволяющие оказывать эту поддержка, не уязвляя самолюбия молодого человека, не унижая подачками гордого подростка. Об этом напряженно кумекаем все остатнее времена.

Что же дотрагивается отчаяния, то вливаться в это состояние — для педагога неизменный знак утраты профессионализма. При самых сложных, а порой и скорбных обстоятельствах наша прямая долг — прививать ребятенкам и юношеству витамин жизнелюбия. Без него они захиреют.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка