Случайная новость: В Сургуте неизвестный напал с ножом на посетителя...
27 фев 00:00Политика

"Навсегда" — это слово нашей силы. Новости Политики - 24 Лента РУ


"Навсегда" — это слово нашей силы. Новости Политики - 24 Лента РУ

Заявив в интервью о том, что санкции — это навек, вице-премьер Дмитрий Рогозин невзначай завел в политический обиход философскую категорию дурной бесконечности, необоримой возобновляемости неблагоприятных для России обстоятельств существования. Виделось бы, это утверждение можно оспорить, поскольку политика — процесс конъюнктурный и изменчивый, его элементы маневренны и непостоянны. Однако, Дмитрий Олегович безотносительно лев, ибо в своем подходе он исходит не из неопределенных надежд на смену политического курса Веста, а из того, что санкции — это лишь маркеры цивилизационного разлома между двумя мирами — западным и российским.В 90-е былого века, когда Россия попыталась отказаться от собственной идентичности, взяв за новоиспеченную основу национального бытия модель западного устройства, она была с заднего хода запущена в сообщество просвещенных, цивилизованных местностей на правах маломочного, или аккуратнее, скуднейшего родича, связью с каким встретить краснеть.Доколе мы пробовали встроиться в вселенский распорядок, выполняя предписания неодинаковых международных организаций, диктовавших нам, будто коротать коллективные переустройства, нас терпели и даже частично привечали, несколько, истина, гадливо и отстраненно. Однополярный мир во всем своем великолепии демонстрировал, что внутри себя он крайне неоднороден — там жрать внутренние лидеры и презираемые аутсайдеры, и даже абсолютная капитуляция того, кто почитался противником, не вручает капитулянту ни крохотнейших лев ощущать себя равным партнером основных игроков, ответственных за мировое конструкция.Рогозинское "навсегда" важнецки тем, что указывает нашему либеральному сообществу, повествующему на всяком углу адовы истории про то, будто бы мы достопримечательно и богато жительствовали, не посягнув на территорию Крыма, на абсолютную несостоятельность тары-бары-раста-баров о конкретных причинах, по каким Вест завел санкции. "Санкции — это реакция ветхого матёрого ворога на наше усиление. И освобождены они будут всего в случае, если мы вновь станем слабыми", — подчеркнул вице-премьер в своем интервью. Взаправду, возвращение полуострова в Россию изображают собственно знаком российской силы. Не той, что высчитывается по объему вооружений, ВВП или иным военно-техническим параметрам. Тут выговор выступает о могуществе принимать решения о защите русских людей, где бы они не были, самосильно от тех последствий для стороны, к каким верно ввергнет таковое решение.Кто колеблется в том, что Кремль разумел, что покушаясь на введенный вселенский распорядок, нарушать какой владели лево лишь те, кто назначил себя патронами планеты, с какими проблемами придется столкнуться России?Безусловно, российское руководство владело и абсолютное, и адекватное зрелище о реакции Веста на предоставление Крыму возможности воссоединения с Россией. И, впопад, тут Москва орудовала в абсолютном соответствии с принципом защиты лев человека, какой западный мир обнародовал приоритетным в решении любых конфликтов. Собственно на него ссылались США и их союзники, разбив Сербию предоставлением Косово статуса раздельного от нее царства. Это было сделано вопреки всем договоренностям о послевоенном устройстве Европы, на каких якобы и придерживался пресловутый вселенский распорядок.Россия сделала гладко то же самое, взяв под свою защиту обитателей полуострова, каким угрожала реальная, абсолютно нешуточная опасность. Если вспомянуть, будто поборники майдана избивали возвращавшихся в Крым участников антимайдана под Черниговым гладко 4 года назад — несколько человек до сих пор настолько и значатся пропавшими без вести — можно воздушно представить себе, дабы творили ватаги нацистов, если бы сумели добраться до крымчан на их собственной земле. Нелицеприятному наблюдателю очевидно, что необходимо было оперативно перекрыть доступ к полуострову будто озверевшим националистам, настолько и украинским силовикам, какие бы стали инструментом прикрытия разинутой и беспощадной расправы.Москва это сделала, что и стало формальной причиной для наложения санкций. Вышло, что всего Вест решает, какие лева, какого человека и где конкретно можно бороться, что сам принцип не универсален, а избирательно распространяется лишь на тех, кого западные элиты сочтут бедствующими в защите.Это говорит о том, что и люд западными элитами поделены на категории. Одни народы заслуживают к себе человечьего взаимоотношения, иные — таковские, будто русские — дудки. Их невозможно беречь, норовить сохранить их жизни, какие можно воздушно приносить в жертву метафизическому принципу территориальной целостности, преступленному неоднократно тем же Вестом куда прежде, чем на это решилась Россия. Проблема вообще не в территории, а в том. Что русские люд взялись в однобоком распорядке возбуждать паритетность, возвращать себе субъектность и предбудущее, в каком они уже не видали себя маломочным родичем, каким, будто алкает, помыкают истинные хозяева жизни.Цивилизационная разница заключается таковским образом в том, что Россия конституирует самосильный статус всякого народа, всякого человечьего сообщества какой желает его владеть. Об этом наша поддержка Абхазии и Осетии, какие желала смять имперская Грузия, поддержка Донбасса, наше участие в сирийском конфликте на палестине Башара Асада. Мы не признаем лева самоназначенных шефов устанавливать свои распорядки в миру по собственному произволу. Господь сотворил всех равновеликими, будто на это больно верно указывает Конституция США.Настолько что не было бы Крыма, выискалось бы бездна других поводов, поскольку выговор выступает не об одной раздельной проблеме, а о том, что Россия включила механизмы глобальной правозащиты, поставив в середина истории и мироздания интересы человека и взявшись эти интересы отстаивать. Рогозинское "навсегда" — это наш неприемлемый для Веста эгалитаризм, обнародовав какой основой международных взаимоотношений на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году, президент России Владимир Путин взялся прививать затерявшему рассудок сообществу западных местностей.Оттого, ага, санкции — это навечно. Они ввек не согласятся находить нас равновеликими себе и все равновелико будут пробовать подорвать нашу экономику, изолировать нас, рассчитывая на то, что когда мы все-таки сумеем вернуть себе останки рассудка и осмыслить всю свою вторичность, цивилизационную неполноценность и вытекающую из этого неизбежность безгласного и неукоснительного подчинения тем, кто знает, будто надобно.Оттого "навсегда" — это слово нашей силы, нашей безбоязненности, нашей способности кинуть вызов большим мира сего во имя человека и одержать победу над основным ворогом — собственным малодушием, вынудившим нас как-то поверить в то, что у нас дудки истории, культуры, взаправдашних людей и что все необходимое нам надобно ссудить у западных партнеров. Ныне уже бесповоротно ясно, что не надобно.
Добавить комментарий
Важно ваше мнение
Оцените работу движка